i=214
475 - 476 - 477 - 478 - 479 - 480 - 481 - 482 - 483 - 484 - 485 - 486 - 487 - 488 - 489 - 490 - 491 - 492 - 493 - 494 - 495 - 496 - 497 - 498 - 499 - 500 - 501 - 502 - 503 - 504 - 505 - 506 - 507 - 508 - 509 - 510 - 511 - 512 - 513 - 514 - 515 - 516 - 517 - 518 - 519 - 520 - 521 - 522 - 523 - 524 - 525 - 526 - 527 - 528 - 529 - 530 - 531 - 532 - 533 - 534 - 535 - 536 - 537 - 538 - 539 - 540 - 541 - 542 - 543 - 544 - 545 - 546 - 547 - 548 - 549 - 550 - 551 - 552 - 553 - 554 - 555 - 556 - 557 - 558 - 559 - 560 - 561 - 562 - 563 - 564 - 565 - 566 - 567 - 568 - 569 - 570 - 571 - 572 - 573 - 574 - 575 - 576 - 577 - 578 - 579 - 580 - 581 - 582 - 583 - 584 - 585 - 586 - 587 - 588 - 589 - 590 - 591 - 592 - 593 - 594 - 595 - 596 - 597 - 598 - 599 - 600 - 601 - 602 - 603 - 604 - 605 - 606 - 607 - 608 - 609 - 610 - 611 - 612 - 613 - 614 - 615 - 616 - 617 - 618 - 619 - 620 - 621 - 622 - 623 - 624
Сегодня в Купаловском пройдет премьера комедии с замысловатым на первый взгляд названием «ГендельБах» в постановке режиссера Гродненского областного драмтеатра Геннадия Мушперта, работавшего в театрах Латвии, Польши, России. На самом деле название не так уж затейливо, в нем просто объединены фамилии двух великих немецких композиторов Георга Фридриха Генделя и Иоганна Себастьяна Баха. Пьеса немецкого драматурга Пауля Барца «Возможная встреча» весьма популярна в театральном мире. Драматург предлагает вполне удобоваримую, даже можно сказать, интеллектуальную story для интеллигентного зрителя, всегда любившего истории из серии «ЖЗЛ», чтобы убедиться: «ЖЗЛ» — не сахар.


Канву пьесы составляет светский ужин Генделя и Баха, которые, как свидетельствует история, на самом деле ни разу не встречались. Время и место действия — Лейпциг, 1747 год. Музыковеды утверждают, что Гендель Баха недолюбливал. Будучи германским эмигрантом, Гендель жил в Лондоне, писал придворную музыку и прилично зарабатывал. Бах же, как известно, отвергая любой конформизм, работал скромным кантором церковного хора мальчиков в церкви святого Фомы в Лейпциге, в алтарной части которой и похоронен ныне.


Все трое актеров «ГендельБаха» существуют в этом миролюбивом, убаюкивающем мире органично. Помимо двух композиторов, есть в этой истории и верный слуга, отвечающий за перемену блюд, в исполнении Сергея Ковальского, включающего время от времени комического «дурачка», без которого, видимо, никакой светский ужин невозможен. Выгонишь его в дверь — залезет в окно.


Гендель в исполнении Александра Подобеда убеждает в том, что перед нами светский лев, знающий толк в хорошем вине, еде и, как бы сейчас сказали, в музыкальном формате. Как опытный хищник, он охраняет свою территорию и не пускает на нее чужаков. Бах Сергея Кравченко — провинциальный увалень, страдающий близорукостью, по–деревенски открытый, но и уверенный в себе, точно знающий себе цену. Несмотря на то что философии у героев на первый взгляд совершенно разные, выходят они как–то на одну и ту же дорожку: совершенно никакого значения не имеет, где звучит твоя музыка — в роскошном зале придворного дворца или только у тебя в голове, удел гения — одиночество. До конца понять одаренного человека никто не может. Жажда творчества — неутолима. Поэтому «ГендельБах» — спектакль, конечно же, не только о музыке, а вообще о природе созидания. Говорит ли спектакль об этой природе что–то принципиально новое и выходит ли из русла привычного интеллигентского трепа, который одинаково мог происходить и в Лейпциге XVIII века, и на советской кухне 60–х, и в буфете нынешнего Белорусского союза композиторов, — это уже другой вопрос.


Но в любом случае, наблюдая все душевные терзания и комплексы героев этой фантазии, хочется, перефразировав Крылова, сказать: «Вы, друзья, как ни садитесь, оба в гении годитесь».



Комментарии: (0)   Рейтинг: