i=511
В Минске вспомнили сразу несколько знаковых имен богатой музыкальной истории XX века: в клубе «Граффити» недавно прошел концерт Tribute to The Beatles, в джаз–клубе Евгения Владимирова скоро состоится вечер памяти «Лучшие хиты Майкла Джексона»... Кроме того, в августе нашу концертную жизнь всколыхнет трибьют–шоу во Дворце спорта «Звезда по имени Солнце», где песни Виктора Цоя перепоют «Танцы минус», Zdob si zdub, «Чичерина», «Черный кофе», «Мультфильмы» и другие коллективы. В общем, если посмотреть на нашу музыкальную афишу лета, вывод напрашивается один — поминай... да пей.


Словечко «трибьют», под чью жанровую характеристику подпадают все три концерта, переводится с английского как «дань», «коллективный дар». Такой концерт или альбом представляет собой сборник произведений одного автора или группы, записанных разными музыкантами и посвященный этому исполнителю. Считается, что трибьют — знак почтения и уважения со стороны музыкантов в отношении творчества исполнителя, которому они посвящены. Но в последнее время как–то само это понятие девальвировалось и стало напоминать троянского коня и данайцев с их дарами. Услышишь «трибьют» — знай, что имеешь дело с хитро продуманным маркетинговым продуктом, придуманным пузатыми дядьками в одном из офисов продюсерской или звукозаписывающей компании. В роли троянского коня здесь выступает прежний брэнд, прежнее имя. Данайцы — приглашенные музыканты. И как у данайцев была цель завоевать Трою, так и у этих людей с тонким слухом одна лишь цель — пропиариться на известном имени, напомнить о себе. В конце концов, это сомнительное удовольствие — слушать песни Виктора Цоя в исполнении того же Петкуна, при том что без труда можно найти оригинал исполнения самого Цоя. За всю историю музыкальной ревизии творчества «Кино», кажется, только Земфире удалось сделать более–менее адекватную версию композиции «Кукушка», хотя и тут наверняка со мной кто–нибудь поспорит...


Но что делать, наше время — тотальное время трибьютов, сборной музыкальной солянки, дефицита чистого вкуса и дефицита личностей. Как вам новость прошедшей недели: белорусский дуэт «Чук и Гек» перепел песню Давида Тухманова и Роберта Рождественского «Олимпиада» и даже снял на нее клип?! Зачем? Для кого? Дуэт уже готовится к поездке в Сочи–2014? Так не лучше ли было бы написать песню самим, пусть и про спорт, если так хочется? Но выдавать музыкальный продукт с «чужого плеча» давно стало нормой. Проверенные музыкальные брэнды — от The Beatles до АВВА, как ишаки, тащат на себе весь чахлый музыкальный мирок. Число же гениев на один квадратный метр концертной площадки стремительно сокращается. И тогда на помощь приходит коллективный разум... Только может ли он заменить одного талантливого человека?


Все три персонажа летних концертов на белорусских площадках — и The Beatles, и Майкл Джексон, и Виктор Цой — окутаны своими мифами. В чем–то они похожи. Кого–то хоронили раньше времени... Чего стоит легенда о смерти Пола Маккартни, утверждающая, что будто Маккартни погиб в 1966 году и был заменен на актера по имени Уильям Кэмпбелл, победителя конкурса двойников! Видел я Маккартни в Киеве в прошлом году — если и двойник, поет все равно хорошо... А известный продюсер Яна Рудковская на днях на полном серьезе заявила, что Майкл Джексон жив, а его смерть — это грандиозная афера. Мол, через два года он предстанет перед нами живой и невредимый, покрыв при этом, разумеется, все долги. К слову — похороны поп–короля в прямой телевизионной трансляции в самом деле напоминали какую–то абсурдистскую пьесу из Дюрренматта. Все эти речи, истерики, копченые красотки, словно выплывшие из подпольного чикагского кабаре времен 30–х, коллеги–музыканты, в воспоминаниях об артисте срывающиеся в интонацию Нагорной проповеди, никак не меньше... Все это пахло ничем не прикрытой коммерцией.


Раньше все было как–то скромнее. Помните: дождь, школьный двор, кирпичная стена и надпись на ней, скромная, ни на что не претендующая — «Цой жив»? И все верили — без истерики и сотрясания стен... А цоевские песни, как призраки, навсегда ушли на кухни и в подворотни, где до сих пор себя замечательно чувствуют.


Пробуждают ли трибьюты волну новой любви к кумирам? Мне кажется, едва ли. Те, кто любил Джексона в аранжировках 80–х, вряд ли примут его в джазовых интонациях или в чужом исполнении. Битломаны также ревностно относятся к любым интерпретациям композиций своей любимой группы. И если могут принять что–то в чужом исполнении (например, на каком–нибудь приснопамятном фестивале «Beatles навсегда» в Логойске), то только под крепкую чарочку, иначе ухо режет фальшь. И кажется, что все эти вечера памяти, концерты с непременным зажиганием по команде фитилька дешевой зажигалки, добросовестные перепевы прежних мотивов — лишь препятствие на пути от души поклонника к душе своего кумира. Нагромождение технологий, искусственная конструкция, воздвигнутая чьим–то холодным разумом, уверенным, что память в наши дни может быть весьма ходовым товаром...



Комментарии: (0)   Рейтинг: