i=487
313 - 314 - 315 - 316 - 317 - 318 - 319 - 320 - 321 - 322 - 323 - 324 - 325 - 326 - 327 - 328 - 329 - 330 - 331 - 332 - 333 - 334 - 335 - 336 - 337 - 338 - 339 - 340 - 341 - 342 - 343 - 344 - 345 - 346 - 347 - 348 - 349 - 350 - 351 - 352 - 353 - 354 - 355 - 356 - 357 - 358 - 359 - 360 - 361 - 362 - 363 - 364 - 365 - 366 - 367 - 368 - 369 - 370 - 371 - 372 - 373 - 374 - 375 - 376 - 377 - 378 - 379 - 380 - 381 - 382 - 383 - 384 - 385 - 386 - 387 - 388 - 389 - 390 - 391 - 392 - 393 - 394 - 395 - 396 - 397 - 398 - 399 - 400 - 401 - 402 - 403 - 404 - 405 - 406 - 407 - 408 - 409 - 410 - 411 - 412 - 413 - 414 - 415 - 416 - 417 - 418 - 419 - 420 - 421 - 422 - 423 - 424 - 425 - 426 - 427 - 428 - 429 - 430 - 431 - 432 - 433 - 434 - 435 - 436 - 437 - 438 - 439 - 440 - 441 - 442 - 443 - 444 - 445 - 446 - 447 - 448 - 449 - 450 - 451 - 452 - 453 - 454 - 455 - 456 - 457 - 458 - 459 - 460 - 461 - 462
Enigma «Seven Lives, Many Faces» («Семь жизней, много лиц») (12 треков)

CD–обзор ушами Сергея Пукста

Enigma «Seven Lives, Many Faces» («Семь жизней, много лиц») (12 треков)


Франция всегда радовала нас проектами художественно непростыми, которые нельзя однозначно отнести к области чисто развлекательной культуры. Даже в самом захудалом французском детективе находится повод для продвижения некоей философской идеи. Так, опасно приближающиеся к объему короткометражного фильма клипы Mylene Farmer, тематически опрокинутые в иную историческую эпоху, казалось, остались одним из ярких признаков бушующих 90–х. Но не тут–то было. Именно сейчас артистка популярна как никогда. С группой Enigma, похоже, происходит та же история.


Создатель и идеолог группы Мишель Крету (имена остальных участников проекта он старается держать в секрете) является даже не акулой, а китом шоу–бизнеса. Все, по идее, шло к тому, чтобы он прожил жизнь высокооплачиваемого композитора–«халтурщика». Имея классическое музыкальное образование, он благополучно сотрудничал с группами Boney M и Arabesque. Его женой тогда была небезызвестная певица Сандра, для которой он также создавал аранжировки и писал музыку. Но ему, очевидно, не хотелось всю жизнь банально развлекать слушателя — он понимал, что публика жаждет чего–то большего, и создал проект под названием Enigma (в переводе с греческого — «загадка»).


Первый альбом Крету оказывает на нас скрытое влияние до сих пор. Использование григорианских песнопений с драм–машинкой оказало самое развернутое влияние на умы. Осмелюсь утверждать: отчасти благодаря этой музыке современная популярная культура проявляет такой живой интерес к историческим загадкам. Отголоски этой эстетики проявились в мощном французском фильме «Братство волка», нашли косвенное отражение в последнем фильме Стэнли Кубрика «С широко закрытыми глазами» и породили большое количество групп, использующих григорианские песнопения в своем творчестве. По иронии судьбы сама Enigma именно из–за этих песнопений оказалась вовлечена в судебную тяжбу. Мюнхенский хор Capelle Antiqua подал в суд на Мишеля Крету за незаконное использование и искажение своей музыки.


Писать о данной работе непросто, так как она представляет собой фоновую музыку изумительной гладкости. В целом возникает впечатление, что ты прослушал внушительный аудиотрек к фильму, содержание которого так и осталось неизвестным. Сказать, что здесь что–то плохо или хорошо, тоже довольно трудно, так как в клавишах преобладает тембр «пад» и обильные струнные — прекрасное аудиосопровождение для кабинета психологической разгрузки, если бы не шорохи и зазывные женские вздохи. При таком раскладе можно играть практически все, что угодно, и атмосфера возникнет сама собой. Тем не менее нельзя сказать, что на альбоме отсутствуют запоминающиеся мелодии. Их, собственно, три: композиция The Same Parents («Те же родители») с довольно отчетливыми этническими мотивами, La Puerta Del Cielo с неплохим разрешением в припеве и отдаленно григорианская по мелодике Between Generations («Между поколениями»). Наряду с этим ничего принципиально нового в музыке нет. Попутно Мишель Крету не видит ничего зазорного в том, чтобы певица, грубо эксплуатируя звучание французского языка, произносила заезженные Je t’aime, mon amour. Неплохо, но появляющееся время от времени женское тяжелое дыхание в микрофон приобретает немного вязкий характер. Все это довершает наивно–не–стыдное название I will Love You till My Dying Day («Я буду любить тебя до смерти»).


Любопытно, что такие проекты, как Enigma (так же как, например, аналогичный по динамике проект небезызвестной певицы Enya), не выступают с живыми концертами. Помимо чисто технических сложностей, которые делают концерты невозможными, на это есть две причины — одна хорошая, вторая плохая. С одной стороны, соприкосновение с такой грубой материей, как живое звукоизвлечение, и нехитрые законы манипулирования аудиторией разрушат едва осязаемую хрупкость аранжировок. С другой стороны, энергия и того и другого проекта близка к нулевой. По идее создателей слушатель должен находиться, скорее, в состоянии просветленной дремы, чем активного сопереживания.


Но есть еще один нюанс.


При всем обилии технических средств создатели современной поп–музыки часто пропускают одно весьма важное звено производственного процесса — собственно композиторскую мысль. Об этом предпочитают не говорить, замазывая эту пустоту прекрасной и временами создающей ощущение ложной полноты звукорежиссерской работой.


И цинично напоминая, что это нужно в первую очередь слушателю.



Комментарии: (0)   Рейтинг: