i=517
В будущем каждый сможет прославиться на пятнадцать минут... Колонка Татьяны Сулимовой

В будущем каждый сможет прославиться на пятнадцать минут. Это нам гарантировал человек, растиражировавший портреты Мэрилин, супа «Кэмпбелл» и Мао Цзэдуна, неплохой рисовальщик и основоположник гламура Энди Уорхол. Энди — это разноцветные ногти, эпатаж и... о! Конечно! Поп–арт! Ну кто не видал Мэрилин под шелкографию. Ах, у вас тоже есть такая майка. Постер? Блокнот? Плевать вы хотели на Энди Уорхола? Вы и сами гением считаетесь? Значит, точно — пятнадцать минут славы в двадцать первом веке вам обеспечено. А может, что–то и поболее того...


Мой преподаватель философии считал, что в мире все предопределено, мир поделен, им владеют. Масоны и золотой миллион. Этот крупный мужчина складывал руки, аки пастор, закатывал глаза и на все провокационные вопросы отвечал неизменно: «Ну, ребята! (Тянул ребя–я–я–та.) Вы же не путайте хрен с бананом». А провоцировали его всегда мы и всегда на одну и ту же тему. Что бы он ни рассказывал о Ницше, Аристотеле и Марксе, мы знали: нужно завести разговор про масонскую ложу... и можно не слушать заунывные лекции по программе. Потому что программа нашему философу была просто до отвратительного неинтересна, так что он сбивался, рассказывая, начинал дремать или просто замолкал на полуслове и долго смотрел в окно. А вот масонские знаки, заговоры, символы волновали его будь здоров. И он с горящими глазами начинал доносить до нас смысл этих роз, крестов и полумесяцев на фасаде домов по центральному проспекту столицы. И в завершение лекции, оглядываясь, шепотом сообщал, что в здании нашего вуза таких отличий тоже полным–полно, а все потому, что и по сей день всем правят они — масоны, и вся современная история — это результат их хитрого расчета.


— А возможно ли попасть в число этих самых, из золотого миллиона?


— Хм... Вам? — спрашивал педагог и задумывался, будто забрасывал фамилию, имя, отчество спрашивавшего в какой–то тайный поисковый сервер. И всегда отвечал одно: «Вам возможно».


Этот ответ сильно обнадеживал. Сами понимаете, что если есть шанс попасть в число золотого миллиона, то вся идея тайных обществ уже не кажется такой страшной. И если тебе восемнадцать и ты получаешь ответ: «Вам возможно», то... Поживем — увидим.


Смысл ответа состоял в том, что творческому человеку всегда будет открыт путь к самому сердцу мироздания, каким бы оно ни было. Как бы ни работал механизм, ему всегда требуется новый человеческий гений, чтобы воспевал, вдохновлял, скреплял и развивал. Без свежей крови ни одна система не будет устойчивой, именно поэтому наш «философ» верил в две вещи на земле: деньги и талант. Причем, по его предписанию, гений входит в ложу — и миллион из всех отраслей. Гениальные ученые, врачи, музыканты и спортсмены всегда желанны в тайном обществе. Гениальные бизнесмены. Артисты. И, само собой, продолжатели того рода, который уже не одно столетие плетет тайный мировой сговор.


Так вот, я запомнила, что талант дает право на исключительные блага. Он — ключ. Если, конечно, английская бабка не доверила тебе потомственную тайну. А наблюдая за тем, как стараются открыть в себе зерно таланта миллионы жителей Земли, я удивилась, что, оказывается, многие об этом знают. Или подсознательно чувствуют.


Доказать свою исключительность, расправить крылья и взлететь, плюнуть на все и, уехав в загородный дом, засесть за роман или писать картины... Я не винтик! Я важный узел! Я читаю это в глазах каждого. Смотрю на троллейбус, в котором едут уставшие тетки и дядьки, и думаю: потеряли они эту юношескую веру в свою исключительность? Куда тогда ехать... Нет, думаю, она не теряется, и в каждом из нас живет «а вдруг!».


Так родители верят — а вдруг дети!


А вдруг еще будет шанс, поразит молния и откроется дар. А вдруг спою!


И если не войду в ряды золотого миллиона, так хотя бы получу пятнадцать минут славы от Энди Уорхола.


Кстати...


Недавно у меня срезали кабель от телевизионной антенны. Мастер пришел менять и недоумевал, зачем это понадобилось делать и кому. Хотя, говорит, сейчас таких случаев полно, звонят люди и жалуются, что за ними слежка, требуют убрать тарелки с крыши, срезать кабели. Все, говорят, проделки тайных обществ и структур, возможно, даже пришельцев. Болеют люди.


— Часто звонят?


— Да. Частенько.


— А мне знакомый из Гидрометеоцентра рассказывал, что и им звонят, говорят, что могут точно предсказать погоду на каждый день в течение пяти лет. И в Академию наук звонят, хотят принести изобретения — вечный двигатель, преобразователь пыли в электричество и машину времени. И в газету пишут: стихи, прозу, жалобы на инопланетян и дух Евфросинии Полоцкой.


Так подумаешь — ну его, этот золотой миллион. Беру квартиру, машину и пятнадцать минут славы.



Комментарии: (0)   Рейтинг: