i=491
913 - 914 - 915 - 916 - 917 - 918 - 919 - 920 - 921 - 922 - 923 - 924 - 925 - 926 - 927 - 928 - 929 - 930 - 931 - 932 - 933 - 934 - 935 - 936 - 937 - 938 - 939 - 940 - 941 - 942 - 943 - 944 - 945 - 946 - 947 - 948 - 949 - 950 - 951 - 952 - 953 - 954 - 955 - 956 - 957 - 958 - 959 - 960 - 961 - 962 - 963 - 964 - 965 - 966 - 967 - 968 - 969 - 970 - 971 - 972 - 973 - 974 - 975 - 976 - 977 - 978 - 979 - 980 - 981 - 982 - 983 - 984 - 985 - 986 - 987 - 988 - 989 - 990 - 991 - 992 - 993 - 994 - 995 - 996 - 997 - 998 - 999 - 1000 - 1001 - 1002 - 1003 - 1004 - 1005 - 1006 - 1007 - 1008 - 1009 - 1010 - 1011 - 1012 - 1013 - 1014 - 1015 - 1016 - 1017 - 1018 - 1019 - 1020 - 1021 - 1022 - 1023 - 1024 - 1025 - 1026 - 1027 - 1028 - 1029 - 1030 - 1031 - 1032 - 1033 - 1034 - 1035 - 1036 - 1037 - 1038 - 1039 - 1040 - 1041 - 1042 - 1043 - 1044 - 1045 - 1046 - 1047 - 1048 - 1049 - 1050 - 1051 - 1052 - 1053 - 1054 - 1055 - 1056 - 1057 - 1058 - 1059 - 1060 - 1061 - 1062
О планах Национального академического театра имени Я.Купалы специально для «СБ» рассказали новый художественный руководитель Николай Пинигин и новый директор Павел Поляков...

Новый художественный руководитель Национального академического театра имени Я.Купалы Николай Пинигин и недавно назначенный директор Павел Поляков прервали свое долгое молчание и впервые после назначений выступили на днях в довольно гармоничном тандеме перед журналистами. Если Павел Иванович, в котором на расстоянии угадывается «крепкий хозяйственник» (которые сейчас, как известно, на вес золота: не на все белорусские театры их хватает), обрисовал перспективы грядущей в 2010 году реконструкции, то Николай Николаевич, как и подобает художественному руководителю, говорил все больше о творчестве. Пинигин наметил новые горизонты, высказал свое отношение к нынешнему положению дел и в общем порадовал трезвой, внятной и профессиональной оценкой.


— Мне нужно было время для размышлений, несмотря на многочисленные звонки журналистов, я отказывал в интервью, потому что мне было необходимо понять, разобраться, что происходит в театре, — признался Пинигин. — Начинаю я в должности художественного руководителя с того, с чего начинать не должен. В Министерстве культуры нам предложили поставить комедию «Ужин с дураком». Этот спектакль я уже ставил в Минске, может, кто–то его видел. Мы посчитали, что в нынешней экономической ситуации это вполне приемлемо. Театр должен зарабатывать. Я уверен, что постановка станет кассовой, за ее счет можно будет делать серьезные вещи. Комедия — это хлеб любого театра. То, с чего я должен был начинать как худрук, произойдет в декабре этого года, я говорю о премьере спектакля по пьесе Брайана Фрила Translations. Вот это будет, смею надеяться, начало нового Купаловского театра. Там будет занята почти вся молодая труппа, художники из Петербурга, что тоже, как вы понимаете, стоит немалых денег. Мне кажется, эта пьеса положит начало появлению серьезных спектаклей, которые и ментально, и философски будут отвечать на вопросы, стоящие перед белорусским обществом. Ведь национальный театр — это прежде всего язык, проблемы нации, ее философия и путь.


Я никогда не буду ставить белорусскую пьесу только потому, что она написана на «мове». Если я не ошибаюсь, Някрошюс не поставил ни одной литовской пьесы, но от этого не перестал быть литовским режиссером и гордостью своей страны. Просто выполнять план по белорусским пьесам я не хочу.


Конечно, случайные спектакли будут сниматься с репертуара. 6 — 7 с большой сцены и 5 с малой, которая, на мой взгляд, утратила свои функции. Как–то так повелось, что на ней играют актеры, которые не очень заняты в основном репертуаре. Они сами находили пьесы, сами ставили. Мне на том простом основании, что когда–то постановкой «Женщина с моря» я открывал эту сцену, хотелось бы, чтобы она снова стала экспериментальной площадкой и вернулась к своей главной задаче.


Все это не так страшно: когда в Александринский театр Санкт–Петербурга пришел режиссер Валерий Фокин, он вообще снял весь прежний репертуар. У нас очень хорошая молодая труппа, есть проблемы со средним поколением, с актерами в возрасте 40 — 45 лет, но вакансий практически нет.


Еще очень приятно и удивительно для меня то, что в ноябре в Минске пройдет театральный фестиваль «Панорама». И, по–моему, с сильной программой. К нам приедут: один из самых знаменитых европейских спектаклей «Слуга двух господ» Джорджа Стреллера в постановке миланского театра «Пикколо», Алвис Херманис со спектаклем «Соня», Оскар Коршуновас покажет «Сон в летнюю ночь», будут театры из Эстонии, Магнитогорска и Башкортостана. Почему Магнитогорск и Башкортостан? Потому что они — недавние лауреаты «Золотой маски».


Все наши планы, конечно, мы сверстали так, как будто нет никакой реконструкции. Но время внесет свои коррективы...


— Николай Николаевич, если вспомнить вашу работу в БДТ — что хорошего из этого театра вы бы привнесли в Купаловский и чего бы хотели избежать?


— Наверное, эти два театра некорректно сравнивать. Спектакль в БДТ в среднем стоит 250 тысяч долларов, недостижимая для нас сумма. Но если говорить о профессии, то в первую очередь — это дисциплина, которая есть в БДТ. Этому можно поучиться. Очень профессиональный театр. А вот гнета академизма, который они несут с таким серьезным выражением лица, хотел бы избежать. Уж слишком глубокомысленно они к нему относятся. Любая труппа должна оставаться живой и современной, не забывая о прошлом. Кстати, с БДТ мое сотрудничество продолжится — я должен буду ставить там один спектакль в год. А вообще, мне уже плевать на критику. Я делаю все так, как я хочу. Это право художника.


— В одном из интервью вы признавались, что Петербург для вас — город мистический и вы все время там ощущали то, что Пушкин в «Пиковой даме» определил как «тайную недоброжелательность». Минск для вас мистический город?


— Нет. Слава Богу, в этом смысле нет. Я очень люблю Льва Гумилева и его пассионарную теорию этногенеза. Я уверен, что на людей влияет то место, где они живут. И если город построен на болоте, это просто не может не влиять. Неспроста даже Николай Васильевич Гоголь сбежал из Петербурга в Италию и там писал «Мертвые души», выклянчивая у царя деньги. Как не может не влиять на нас и то, что Минск построен на семи холмах. Мне здесь комфортно.



Комментарии: (0)   Рейтинг: