»Новости культуры / Вечер в приятной компании на Малой сцене главного театра
»
  http://bresttheatre.com/page.php?id=265

Автор: , Отправлено: 2009-10-06 11:30.
Сегодня в Купаловском пройдет премьера комедии с замысловатым на первый взгляд названием «ГендельБах» в постановке режиссера Гродненского областного драмтеатра Геннадия Мушперта, работавшего в театрах Латвии, Польши, России. На самом деле название не так уж затейливо, в нем просто объединены фамилии двух великих немецких композиторов Георга Фридриха Генделя и Иоганна Себастьяна Баха. Пьеса немецкого драматурга Пауля Барца «Возможная встреча» весьма популярна в театральном мире. Драматург предлагает вполне удобоваримую, даже можно сказать, интеллектуальную story для интеллигентного зрителя, всегда любившего истории из серии «ЖЗЛ», чтобы убедиться: «ЖЗЛ» — не сахар.


Канву пьесы составляет светский ужин Генделя и Баха, которые, как свидетельствует история, на самом деле ни разу не встречались. Время и место действия — Лейпциг, 1747 год. Музыковеды утверждают, что Гендель Баха недолюбливал. Будучи германским эмигрантом, Гендель жил в Лондоне, писал придворную музыку и прилично зарабатывал. Бах же, как известно, отвергая любой конформизм, работал скромным кантором церковного хора мальчиков в церкви святого Фомы в Лейпциге, в алтарной части которой и похоронен ныне.


Все трое актеров «ГендельБаха» существуют в этом миролюбивом, убаюкивающем мире органично. Помимо двух композиторов, есть в этой истории и верный слуга, отвечающий за перемену блюд, в исполнении Сергея Ковальского, включающего время от времени комического «дурачка», без которого, видимо, никакой светский ужин невозможен. Выгонишь его в дверь — залезет в окно.


Гендель в исполнении Александра Подобеда убеждает в том, что перед нами светский лев, знающий толк в хорошем вине, еде и, как бы сейчас сказали, в музыкальном формате. Как опытный хищник, он охраняет свою территорию и не пускает на нее чужаков. Бах Сергея Кравченко — провинциальный увалень, страдающий близорукостью, по–деревенски открытый, но и уверенный в себе, точно знающий себе цену. Несмотря на то что философии у героев на первый взгляд совершенно разные, выходят они как–то на одну и ту же дорожку: совершенно никакого значения не имеет, где звучит твоя музыка — в роскошном зале придворного дворца или только у тебя в голове, удел гения — одиночество. До конца понять одаренного человека никто не может. Жажда творчества — неутолима. Поэтому «ГендельБах» — спектакль, конечно же, не только о музыке, а вообще о природе созидания. Говорит ли спектакль об этой природе что–то принципиально новое и выходит ли из русла привычного интеллигентского трепа, который одинаково мог происходить и в Лейпциге XVIII века, и на советской кухне 60–х, и в буфете нынешнего Белорусского союза композиторов, — это уже другой вопрос.


Но в любом случае, наблюдая все душевные терзания и комплексы героев этой фантазии, хочется, перефразировав Крылова, сказать: «Вы, друзья, как ни садитесь, оба в гении годитесь».