i=449
3749 - 3750 - 3751 - 3752 - 3753 - 3754 - 3755 - 3756 - 3757 - 3758 - 3759 - 3760 - 3761 - 3762 - 3763 - 3764 - 3765 - 3766 - 3767 - 3768 - 3769 - 3770 - 3771 - 3772 - 3773 - 3774 - 3775 - 3776 - 3777 - 3778 - 3779 - 3780 - 3781 - 3782 - 3783 - 3784 - 3785 - 3786 - 3787 - 3788 - 3789 - 3790 - 3791 - 3792 - 3793 - 3794 - 3795 - 3796 - 3797 - 3798 - 3799 - 3800 - 3801 - 3802 - 3803 - 3804 - 3805 - 3806 - 3807 - 3808 - 3809 - 3810 - 3811 - 3812 - 3813 - 3814 - 3815 - 3816 - 3817 - 3818 - 3819 - 3820 - 3821 - 3822 - 3823 - 3824 - 3825 - 3826 - 3827 - 3828 - 3829 - 3830 - 3831 - 3832 - 3833 - 3834 - 3835 - 3836 - 3837 - 3838 - 3839 - 3840 - 3841 - 3842 - 3843 - 3844 - 3845 - 3846 - 3847 - 3848 - 3849 - 3850 - 3851 - 3852 - 3853 - 3854 - 3855 - 3856 - 3857 - 3858 - 3859 - 3860 - 3861 - 3862 - 3863 - 3864 - 3865 - 3866 - 3867 - 3868 - 3869 - 3870 - 3871 - 3872 - 3873 - 3874 - 3875 - 3876 - 3877 - 3878 - 3879 - 3880 - 3881 - 3882 - 3883 - 3884 - 3885 - 3886 - 3887 - 3888 - 3889 - 3890 - 3891 - 3892 - 3893 - 3894 - 3895 - 3896 - 3897 - 3898
«Мечей у нас в достатке, но примем от вас и эти как знак победы, которую мне сам Бог вашими же руками посылает». Эти слова, обозначившие кульминационный момент романа Генрика Сенкевича «Крестоносцы», должен был 15 июля 1410 года произнести великий князь литовский и король польский Ягайло перед самым началом битвы с рыцарями Тевтонского ордена. Шестисотлетний юбилей победы в Грюнвальдской битве — одной из самых громких в европейской истории — предстоит нам отпраздновать в следующем году.


Перед сражением в стан польско–литовского войска от великого магистра Ульриха фон Юнгингена прибыло посольство с просьбой об определении точного места битвы, а также выходе всего объединенного войска из лесов на открытое пространство. Подношение оголенных мечей было частью рыцарского церемониала, который магистр стремился использовать также в чисто практических целях для оценки сил противника и избавления себя от неожиданных неприятностей.


В это время позиции крестоносцев были на палящем солнце, а польско–литовские войска занимали место в тени и частично даже в лесу, что позволило им находиться в лучшем физическом состоянии на момент начала битвы. Великий магистр по своему замыслу должен был инициировать атаку со стороны противника, однако Ягайло, видимо, прекрасно осознавал ситуацию и никуда не спешил, удалившись для молитвы...


Хронист Ян Длугош более пространно передал для потомков слова короля, раскрывая дополнительный смысл сказанного им: «Хоть и не нужно нам мечей наших врагов, поскольку в нашем войске в них нет недостатка, во имя Бога, однако, для получения большей его помощи, опеки и обороны в нашем правом деле принимаю эти два меча, принесенные вами и присланные врагом нашим, желающим крови моих рыцарей и уничтожения моего войска».


Но к мечам мы еще вернемся, а теперь прольем немного света на корень самого конфликта. Как известно, формальной миссией Тевтонского ордена была христианизация Восточной Европы. Это делало основной мишенью крестоносцев Великое княжество Литовское, поскольку Польшу было трудно обвинить в отступлении от католической веры. Тем не менее, несмотря на то что с Польшей у Тевтонского ордена был заключен «вечный мир» еще в 1343 году, последние пользовались любой зацепкой для экспансии. В последнее десятилетие XIV века особенно участились рейды рыцарей ордена в глубь Великого княжества, во время которых они не брезговали задеть и Польшу. Контролируя Балтийское побережье, Орден висел постоянной угрозой существованию польского государства, а для Великого княжества являлся непосредственным врагом. Когда на польском сейме делегаты решили, что будут противостоять Ордену в случае открытого вооруженного конфликта ВКЛ с ним на стороне Великого княжества, крестоносцы трактовали это как нарушение мира и атаковали Польшу.


Возникший территориальный спор между государствами должен был полюбовно разрешить чешский король Вацлав IV. Однако когда он принял невыгодное для поляков решение, Ягайло решил самостоятельно разобраться с неприятелем. Разумеется, не могло не поддержать инициативу поляков о большом походе и правительство ВКЛ, которому крестоносцы не переставали докучать болезненными рейдами и стремились навсегда оторвать от страны Жемойтию. В решающей битве, состоявшейся около небольшой деревни Грюнвальд, что теперь находится в Польше, со стороны крестоносцев приняли участие более двадцати тысяч рыцарей, а со стороны объединенного войска ВКЛ и Польши, вероятно, даже несколько более тридцати тысяч.


Два меча, которыми великий магистр пытался спровоцировать на решительные действия Владислава Ягайло, сохранялись потомками в Вавельском замке, а затем в Пулавах. След реликвий пропадает в 1853 году, когда мечи были конфискованы российской короной и затерялись на бескрайних просторах империи. Возможно, прямо сейчас они отмечают свое шестисотлетие где–то за тысячи километров от места, в котором им суждено было выделиться из рядов своих менее удачливых клинков–собратьев и стать легендой европейской истории.



Комментарии: (0)   Рейтинг: