i=448
3599 - 3600 - 3601 - 3602 - 3603 - 3604 - 3605 - 3606 - 3607 - 3608 - 3609 - 3610 - 3611 - 3612 - 3613 - 3614 - 3615 - 3616 - 3617 - 3618 - 3619 - 3620 - 3621 - 3622 - 3623 - 3624 - 3625 - 3626 - 3627 - 3628 - 3629 - 3630 - 3631 - 3632 - 3633 - 3634 - 3635 - 3636 - 3637 - 3638 - 3639 - 3640 - 3641 - 3642 - 3643 - 3644 - 3645 - 3646 - 3647 - 3648 - 3649 - 3650 - 3651 - 3652 - 3653 - 3654 - 3655 - 3656 - 3657 - 3658 - 3659 - 3660 - 3661 - 3662 - 3663 - 3664 - 3665 - 3666 - 3667 - 3668 - 3669 - 3670 - 3671 - 3672 - 3673 - 3674 - 3675 - 3676 - 3677 - 3678 - 3679 - 3680 - 3681 - 3682 - 3683 - 3684 - 3685 - 3686 - 3687 - 3688 - 3689 - 3690 - 3691 - 3692 - 3693 - 3694 - 3695 - 3696 - 3697 - 3698 - 3699 - 3700 - 3701 - 3702 - 3703 - 3704 - 3705 - 3706 - 3707 - 3708 - 3709 - 3710 - 3711 - 3712 - 3713 - 3714 - 3715 - 3716 - 3717 - 3718 - 3719 - 3720 - 3721 - 3722 - 3723 - 3724 - 3725 - 3726 - 3727 - 3728 - 3729 - 3730 - 3731 - 3732 - 3733 - 3734 - 3735 - 3736 - 3737 - 3738 - 3739 - 3740 - 3741 - 3742 - 3743 - 3744 - 3745 - 3746 - 3747 - 3748
Сергей Шабохин — художник, о котором в просвещенных кругах говорят все лето. Сергею припоминают его безоговорочную победу в проекте «Белорусский павильон 53–й Венецианской бьеннале», дискутируют о его участии в международном спектакле Vermes в сотрудничестве с немецким кукольным театром. А недавно Шабохина выбрали участником международной художественной ярмарки «Арт–Вильнюс». И в планах Сергея действительно немало грандиозных замыслов.


— Я знаю, что вы учились на графика, но попробовали себя и в других жанрах искусства. Скажите, что оказалось ближе лично вам, на чем вы в конце концов сосредоточились?


— Мне совершенно не важна техника, в которой ты реализуешь свою идею. Ведь сначала возникает замысел, а потом уже художник решает, в каком материале и каким образом его претворить в жизнь. Потому могу сказать с уверенностью, что на первом месте у меня идея, а не ее воплощение. Самому удалось попробовать себя и в традиционной технике — графика, живопись, также работал театральным художником, занимался видеоартом...


— Видеоарт, кстати, сейчас очень популярен во многих европейских странах. Но у нас интерес к нему только начинает просыпаться. Как вы считаете, нам стоит перенимать европейские тенденции?


— Я привык рассматривать искусство как нечто цельное, не делю его по территориальному принципу. У нас в стране, как и на мировой арт–сцене, достаточно талантливых и интересных авторов, которые, кстати, работают в тенденциях мирового искусства. Хотя нельзя не учесть, что Америка и Европа все же считаются ведущими лабораториями современного искусства.


Но за белорусское искусство иногда обидно. Посмотрите на ту же бьеннале: проходит уже в 53–й раз и снова без нас.


— Не без усилий творческих активистов бьеннале все же удалось организовать для наших художников, пусть и на территории Минска. После вашей абсолютной победы в выставке ваша жизнь изменилась?


— Сообщалось, что я буду первым, чьи работы выставит обновленная галерея «Подземка», однако для воплощения этого проекта потребуется еще не один месяц. Потому свои новые работы я представлю в течение года. А сейчас в обновленной галерее, которая откроется в сентябре и будет называться «+», я помогаю курировать коллективную выставку на тему дома и семьи.


— К персональной выставке готовите что–то грандиозное?


— Как раз сейчас работаю над проектом, который будет опираться на то, что вы видели на бьеннале в этом году, только это будет исполнено более масштабно, на уровне, достойном даже Венецианской бьеннале. Своей задачей я считаю создание подобного проекта мирового уровня.


— Один такой проект на мировом уровне уже был презентован недавно... Я говорю о спектакле Vermes (в пер. с лат. — «Черви»). Как возникла идея поработать в международной театральной труппе?


— Уже несколько лет благодаря знакомству с талантливым режиссером Евгением Корнягом я пробую себя в театре. Отмечу, что вместе с Женей мы уже работали над спектаклями «Бесконечно» и «Кафе «Поглощение», премьера последнего состоялась в клубе «Реактор» в этом году зимой. Также большим опытом стала для меня работа над спектаклем «Кысь», где я занимался оформлением сцены и полиграфией. По поводу Vermes — это ведь не просто кукольный спектакль, это перформанс объектов. На сцене, помимо кукол, появляются люди. Условно действие спектакля можно разделить на две части: в первой люди изучают червей, во второй — черви людей. Обе части разительно отличаются по стилистике: если первая — это театр абсурда, клоунада, то вторая — театр объектов, где человек становится подопытным кроликом, и теперь черви холодно и методично занимаются изучением повадок и характеров людей.


— А как вы стали участником этого эксперимента?


— В Германии год назад стартовал международный проект: нескольким театральным труппам из разных стран предложили сделать постановки. Нужно было представить эскизы, идеи спектаклей. Этим и занялась Светлана Залесская–Бень (солистка группы «Серебряная свадьба»), она составила команду из шести человек и предложила мне стать художником–постановщиком (ранее я рисовал для «Серебряной свадьбы» афиши). Мы жили месяц в Берлине, общались с командами из разных европейских театров... Через год после начала проекта мы представили результат — спектакль Vermes, премьера которого состоялась в Берлине, Лейпциге, Белостоке, а также прошла в июле в Минске в театре кукол. Кстати, ходят слухи, будто бы Vermes войдет в постоянный репертуар театра, что было бы для нас своеобразной похвалой.


— Зрительская реакция в разных странах, конечно, отличалась?


— Да, и это обусловлено не только двойственным впечатлением от спектакля, но и разным зрительским менталитетом. Большинству немцев, например, понравилась вторая часть, а многим нашим зрителям — первая. Даже одни и те же моменты в спектакле зрители, например, Белостока, принимали на ура, смеялись, а немецкие зрители те же этюды рассматривали с национальной педантичностью. Но для нас важно в первую очередь, что итогом стала серьезная работа, на которую мы получили множество положительных откликов.



Комментарии: (0)   Рейтинг: