i=452
4199 - 4200 - 4201 - 4202 - 4203 - 4204 - 4205 - 4206 - 4207 - 4208 - 4209 - 4210 - 4211 - 4212 - 4213 - 4214 - 4215 - 4216 - 4217 - 4218 - 4219 - 4220 - 4221 - 4222 - 4223 - 4224 - 4225 - 4226 - 4227 - 4228 - 4229 - 4230 - 4231 - 4232 - 4233 - 4234 - 4235 - 4236 - 4237 - 4238 - 4239 - 4240 - 4241 - 4242 - 4243 - 4244 - 4245 - 4246 - 4247 - 4248 - 4249 - 4250 - 4251 - 4252 - 4253 - 4254 - 4255 - 4256 - 4257 - 4258 - 4259 - 4260 - 4261 - 4262 - 4263 - 4264 - 4265 - 4266 - 4267 - 4268 - 4269 - 4270 - 4271 - 4272 - 4273 - 4274 - 4275 - 4276 - 4277 - 4278 - 4279 - 4280 - 4281 - 4282 - 4283 - 4284 - 4285 - 4286 - 4287 - 4288 - 4289 - 4290 - 4291 - 4292 - 4293 - 4294 - 4295 - 4296 - 4297 - 4298 - 4299 - 4300 - 4301 - 4302 - 4303 - 4304 - 4305 - 4306 - 4307 - 4308 - 4309 - 4310 - 4311 - 4312 - 4313 - 4314 - 4315 - 4316 - 4317 - 4318 - 4319 - 4320 - 4321 - 4322 - 4323 - 4324 - 4325 - 4326 - 4327 - 4328 - 4329 - 4330 - 4331 - 4332 - 4333 - 4334 - 4335 - 4336 - 4337 - 4338 - 4339 - 4340 - 4341 - 4342 - 4343 - 4344 - 4345 - 4346 - 4347 - 4348
До чего хрупка и неверна память человеческая... В истории Беларуси было два великих Константина Острожских — отец и сын. И, разумеется, их все время путают.


Старший Константин — великий полководец, герой, вошедший в мировую историю ратного дела.


Но сегодня мы поговорим не о нем, а о его сыне, Константине Константиновиче Острожском, в крещении — Василии.


Из рода святых


Константин Константинович Острожский родился всего за три года до смерти своего прославленного отца, в 1527 году. Он был сыном от второго брака — первая жена Константина Острожского, Татьяна из Гольшанских, умерла, и Острожский, хотя и был далеко не молод, женился на представительнице богатого и славного рода — княжне Александре Слуцкой, дочери знаменитой Анастасии, защищавшей Слуцк с оружием в руках от нападения татар. Так что святой благоверный князь Константин Константинович Острожский был внуком Анастасии Слуцкой. Любопытно, что его двоюродная сестра, дочь брата Александры Слуцкой София, сегодня также признана святой благоверной... Впрочем, в роду Острожских и до рождения Софии и Константина имелись святые — а именно святитель Феодор Острожский, похороненный в Киево–Печерской лавре. Там же, в лавре, похоронили и Константина Ивановича Острожского.


Появился на свет Константин Константинович в имении Дубно на Волыни, но детство его прошло в Турове, древнем белорусском городе, освященном личностью Кирилла Туровского. Образование магнатский отпрыск получал домашнее. Конечно, была и привитая с детства вера — но представлять его аскетом с малолетства, не интересующимся утехами земными, наверное, слишком. Российский историк Н.Костомаров, например, пишет, что Константин Острожский, обладая огромными богатствами (около миллиона червонных золотых в год) и занимая важные должности — староста владимирский, маршалок волынской шляхты, киевский воевода, «платил большую сумму одному каштеляну только за то, что тот два раза в год должен был стоять за его креслом во время обеда; ради своеобразности он держал при дворе своем обжору, который удивлял гостей тем, что съедал невероятное количество пищи за завтраком и обедом». Достигнув совершеннолетия, князь Константин Константинович женился на дочери богатого и знатного галицкого магната графа Тарновского Софии и начал вести обычный образ жизни молодых магнатов.


От гурмана до просветителя


Но со временем Острожский стал отдавать все больше внимания и сил тому, что стало делом его жизни, что было духовной стезей его предков, — защите своей веры. Его перестали интересовать воинские лавры и карьера. Неудивительно... Православная шляхта оттеснялась от власти, переходила в католичество, шли переговоры об унии... Острожский был сторонником автономии белорусских и украинских земель. Он не был фанатиком, но был человеком мыслящим, патриотом. И, чтобы отстоять веру предков, видел главный путь — просвещать народ в этой вере. Ведь пример с другой стороны имелся — иезуиты организовали свою систему образования, активно издавали литературу, аристократы охотно отправляли своих детей к ним на обучение... «Не от чего иного размножилося между людьми такое ленивство и отступление от веры, — писал Острожский в одном из своих посланий, — яко от того иж устали учители, устали проповедатели слова Божого, устали науки, устали казанья, а за тым наступило обнищанье и уменьшенье хвалы Божое в церкви Его, наступил голод слуханья слова Божого, наступило отступление от веры и закону».


Константин открывает в своем имении Острог славяно–греко–латинскую коллегию, вошедшую в историю как Острожская академия, и типографию. Это был культурно–просветительный центр, в котором творили Герасим и Мелетий Смотрицкие, Петр Конашевич–Сагайдачный, священник Демьян Наливайко, Стефан Зизаний, Иов Борецкий, поэт Андрей Римша и многие другие. В типографии работал молодой «словалiцец» из Заблудово Гринь Иванович, который отливал шрифты для Ивана Федорова и для виленских издателей братьев Мамоничей. В Остроге издавались первые печатные белорусские школьные учебники... Ну и главное — в 1581 году была напечатана первая в Восточной Европе полная Библия. Историки утверждают, что Острожский решил последовать совету своего друга, русского князя Андрея Курбского, жившего в то время на Волыни, и печатать Библию «на церковнославянском языке» не с «перепорченных» книг, но «от 72 блаженных и богомудрых переводчиков». Как пишет Костомаров, «во всех странах славянского рода и языка Острожский не мог найти ни одного правильного списка Ветхого Завета и получил его наконец только из Москвы» через посредничество польского посла Михаила Гарабурды прямо из библиотеки Ивана Грозного. Первым ректором новой школы был грек Кирилл Лукарис, человек европейски образованный. Впоследствии он стал патриархом Константинопольским. В школе Острога учили чтению, письму, пению, русскому, латинскому и греческому языкам, диалектике, грамматике и риторике; наиболее способные из окончивших школу отправлялись за счет Острожского в Константинополь, в высшую патриаршую школу.


Несчастная Гальшка


А между тем в середине XVI века имя Константина Острожского звучало в связи со светским скандалом. Племянница Острожского Елизавета–Гальшка была одной из самых завидных невест княжества. Отец умер еще до ее рождения, и Гальшка унаследовала огромные поместья на Волыни. Судьбой наследницы живо интересовались не только мать Беата и опекун Константин Острожский, но и польский король. Ведь это решалась судьба реальной власти и немыслимых денег! Но Гальшка захотела сама распорядиться собой. Ей пришелся по душе молодой Дмитрий Сангушко из рода Ольгердовичей — его поддерживал Константин Острожский. Беата вначале тоже была не против, но король кандидатуру православного жениха для богатой наследницы не одобрил. И тогда Константин Острожский помог Дмитрию Сангушко увезти тринадцатилетнюю Гальшку. Влюбленные тайно обвенчались... Мать невесты была в ярости и написала жалобу королю... Приговор дерзкому похитителю ужаснул шляхту: смертная казнь! Молодые пытались убежать, скрыться в Чехии, но их нагнали... Еще бы — погоню возглавлял Мартын Зборовский, один из претендентов на руку Гальшки! Дмитрий был жестоко убит, Константин Острожский лишен права опекунства. А Гальшка превратилась в нечто вроде векселя на богатство. По приказу короля она должна была стать женой старого вдового графа Лукаша Гурко. Тут опять вмешалась мать, которой не понравился новый муж дочери. Беата желала выдать дочь за князя Семена Слуцкого. Семен увез Гальшку во львовский доминиканский монастырь, где их обвенчали. Но Лукаш Гурко не собирался отказываться от обещанного: он захватил монастырь и увез Гальшку к себе в замок в Шамотулах. Однако бедная девочка проявила характер: она отказалась признавать старика своим мужем. Но Лукашу, собственно, ее прелести были ни к чему... Он получил права на имения, и достаточно... Строптивая жена 14 лет просидела запертая в башне в полном одиночестве. Константин Острожский ничем не мог помочь племяннице. Только после смерти мужа ее наконец освободили, но она была уже не совсем в здравом рассудке. Константин взял ее в Острог, обеспечил, как мог, комфортную жизнь... О трагической любви Гальшки и Дмитрия Сангушки написал роман Всеволод Соловьев, писатель Серебряного века.


Кстати, Гальшка дала значительную сумму на Острожскую академию, основанную дядей.


Вечный покой?


Время то недаром называлось Смутным. Политические и религиозные деятели переходили от группировки к группировке, от государя к государю, от веры к вере... Взять хоть Мелетия Смотрицкого, который после горячей защиты православия перешел к столь же горячей пропаганде унии и католичества, а с другой стороны — Курбского, бывшего приближенного Ивана Грозного, бежавшего в Польшу... В 1602 году Константин Острожский принимал у себя будущего царя Лжедмитрия I. Вручил ему «Книгу о постничестве» Василия Великого, отпечатанную в его типографии Петром Мстиславцем в 1594 г. с дарственной надписью «Григорию — царевичу Московскому». Переписывался с Борисом Годуновым и даже принимал его у себя в Остроге. Если нужно — проявлял себя жестоким феодалом, подавляя восстания казаков. Но в его замке находили приют все, кого преследовали за веру. Он строил храмы, монастыри, школы и организовал Брестский поместный православный собор, выступавший против унии... Это был очень смелый шаг, который привел к ссоре с королем Сигизмундом III. Судя по некоторым высказываниям, Острожский был готов с оружием в руках отстаивать права единоверцев. Но, впрочем, на войну не решился — наоборот, выступал за веротерпимость и толерантность. Жена его была католичкой, дочери вышли за протестантов... Посылая в 1600 году Львовскому братству декрет польского сейма против православных, Острожский писал братчикам: «Посылаю вам декрет последнего сейма, противный народному праву и святой правде, и даю вам не иной какой совет, как только, чтобы вы были терпеливы и ожидали Божья милосердия, пока Бог, по своей благости, не склонил сердца его королевского величества к тому, чтобы никого не оскорблять и каждого оставить при правах своих».


Твердая позиция не могла не вызывать ненависти. Острожского обвинили в том, что не укрепляет вверенных ему областей против возможного нашествия татар, требовали от него уплаты подымного сбора, которого насчитали 40.000 коп грошей. Но он был слишком влиятелен и богат, чтобы ему мог серьезно повредить даже король.


Умер князь глубоким стариком, ему было за 80. Оба его сына и дочь Анна стали католиками. Младшего сына, по некоторым предположениям, отравил слуга. Константина Константиновича похоронили в Остроге в Замковой Богоявленской церкви. И типография, и коллегиум вскоре перешли к католикам. А в 1636 году внучка Острожского Анна Алоизия, воспитанная фанатичной матерью, приказала вынуть кости князя из гробницы, вымыть их, освятить по католическому обряду и перенести в католическую часовню.


Но остались книги, и церкви, и память.


В 2008 году православный князь Константин Константинович Острожский был канонизирован как благоверный.



Комментарии: (0)   Рейтинг: