i=439
2249 - 2250 - 2251 - 2252 - 2253 - 2254 - 2255 - 2256 - 2257 - 2258 - 2259 - 2260 - 2261 - 2262 - 2263 - 2264 - 2265 - 2266 - 2267 - 2268 - 2269 - 2270 - 2271 - 2272 - 2273 - 2274 - 2275 - 2276 - 2277 - 2278 - 2279 - 2280 - 2281 - 2282 - 2283 - 2284 - 2285 - 2286 - 2287 - 2288 - 2289 - 2290 - 2291 - 2292 - 2293 - 2294 - 2295 - 2296 - 2297 - 2298 - 2299 - 2300 - 2301 - 2302 - 2303 - 2304 - 2305 - 2306 - 2307 - 2308 - 2309 - 2310 - 2311 - 2312 - 2313 - 2314 - 2315 - 2316 - 2317 - 2318 - 2319 - 2320 - 2321 - 2322 - 2323 - 2324 - 2325 - 2326 - 2327 - 2328 - 2329 - 2330 - 2331 - 2332 - 2333 - 2334 - 2335 - 2336 - 2337 - 2338 - 2339 - 2340 - 2341 - 2342 - 2343 - 2344 - 2345 - 2346 - 2347 - 2348 - 2349 - 2350 - 2351 - 2352 - 2353 - 2354 - 2355 - 2356 - 2357 - 2358 - 2359 - 2360 - 2361 - 2362 - 2363 - 2364 - 2365 - 2366 - 2367 - 2368 - 2369 - 2370 - 2371 - 2372 - 2373 - 2374 - 2375 - 2376 - 2377 - 2378 - 2379 - 2380 - 2381 - 2382 - 2383 - 2384 - 2385 - 2386 - 2387 - 2388 - 2389 - 2390 - 2391 - 2392 - 2393 - 2394 - 2395 - 2396 - 2397 - 2398
Ах эта безоблачная дачная жизнь! Особенно когда тебе 16 лет! Кстати, и теперь, имея дачу в Вязынке, мы с сестрой не очень любим себя там загружать работой.


Но тогда!.. Грядками с огурцами и клубникой занималась бабушка Мария Никифоровна. А мы с сестрой и подружками ходили на речку купаться, читали книжки и еще бегали на танцы в соседний дом отдыха. Среди юных дачниц любимой подругой была Люся Родина, генеральская дочь. С ней мы вместе учились и в школе. И это ее имея в виду после первого школьного дня я заявила родителям: «Вы знаете, у нас в классе есть девочка, у которой фамилия СССР...» Тогда для меня, семилетней, Родина и СССР были понятиями тождественными... Так вот, два раза в день, причем обязательно переодеваясь, мы, девчонки, бегали на танцы... Это сегодня, говорят, на дискотеках творится черт знает что... А тогда, в 60–е годы, все было чинно и благородно. И нас, барышень тихих, скромных, интеллигентных, родители спокойно отпускали.


На этих танцах рядом с нами кружили своих красавиц местные ждановичские и ратомские парни. Почти все они за редким исключением были немного бандитами. Одна–две «ходки» в тюрьму были для них в порядке вещей. Нас, юных дачниц, они не трогали, даже немного опекали. Это было безусловное рыцарство с их стороны. Нас с ними объединяли танцы, которые они в свободное от «отсидок» время тоже охотно посещали. Ребята вовсю крутили с отдыхающими дамочками взрослую любовь, аккуратно и даже красиво одевались и изо всех сил старались при нас и своих дамах не ругаться матом, что давалось им с большим трудом. Еще они почему–то люто ненавидели местного массовика–затейника Бориса Львовича, человека вполне интеллигентного, не пошлого, которого они называли Плюшкиным...


Наши первые влюбленности происходили тоже на даче. Люсе с фамилией Родина я просто найду будущего мужа, познакомлю ее тогда с блестящим молодым человеком, писательским сыном Володей Ковалевым. Вскоре они поженятся, правда, меня на свадьбу пригласить забудут. А мы с сестрой за своих первых мужчин замуж не выйдем... Почему? Но это уже другая история...


А дачу в Ждановичах, которую так любили, скоро потеряли. Наша мама не была дипломатом и так и не смогла наладить добрые отношения со своей свекровью. А тут еще горе–подружки, которые, завидуя, постоянно подначивали: разведись, разведись.... И родители развелись. Отец благородно все имущество и квартиру оставил дочерям и бывшей жене. Вот только дачу продал. Нам с сестрой было очень обидно, что о продаже он нам даже не сообщил. Мы так и не забрали оттуда свои платья, посуду, мебель. Продать загородный дом отца заставила его новая избранница. Ей очень хотелось еще денег, особенно тех, которые она сама не заработала...


О том, как я выдала маму, уже бабушку, замуж за Героя Советского Союза, расскажу в следующий раз.



Комментарии: (0)   Рейтинг: