i=460
831 - 832 - 833 - 834 - 835 - 836 - 837 - 838 - 839 - 840 - 841 - 842 - 843 - 844 - 845 - 846 - 847 - 848 - 849 - 850 - 851 - 852 - 853 - 854 - 855 - 856 - 857 - 858 - 859 - 860 - 861 - 862 - 863 - 864 - 865 - 866 - 867 - 868 - 869 - 870 - 871 - 872 - 873 - 874 - 875 - 876 - 877 - 878 - 879 - 880 - 881 - 882 - 883 - 884 - 885 - 886 - 887 - 888 - 889 - 890 - 891 - 892 - 893 - 894 - 895 - 896 - 897 - 898 - 899 - 900 - 901 - 902 - 903 - 904 - 905 - 906 - 907 - 908 - 909 - 910 - 911 - 912 - 913 - 914 - 915 - 916 - 917 - 918 - 919 - 920 - 921 - 922 - 923 - 924 - 925 - 926 - 927 - 928 - 929 - 930 - 931 - 932 - 933 - 934 - 935 - 936 - 937 - 938 - 939 - 940 - 941 - 942 - 943 - 944 - 945 - 946 - 947 - 948 - 949 - 950 - 951 - 952 - 953 - 954 - 955 - 956 - 957 - 958 - 959 - 960 - 961 - 962 - 963 - 964 - 965 - 966 - 967 - 968 - 969 - 970 - 971 - 972 - 973 - 974 - 975 - 976 - 977 - 978 - 979 - 980
Современный художественный театр — это тихий омут театрального мира, в котором давно перестали водиться черти. СХТ, кажется, успешно преодолел все сотрясавшие его бури. Режиссерский костяк проекта по разным причинам так и не был создан. О некоей элитарности, которая складывалась вполне органично, теперь можно только вспоминать. Ставится здесь вроде бы вполне правильный и интеллигентный материал. Например, популярная пьеса «Оскар и Розовая дама» Шмитта или роман «Кысь» Татьяны Толстой, но все получается таким скучным и ученическим (и, видимо, не только молодого и неопытного режиссера Екатерины Аверковой здесь вина), что хочется даже как–то взбодрить коллектив: вы же антреприза, в конце концов. Зачем так сосредоточенно морщить лоб и нести «духовность» в массы? За духовностью мы и в Русский театр сходим, а где же ваши боа, дивертисменты, веселье? Вот у ваших соседей в «Альфа–концерте» народные актрисы чуть ли не стриптиз показывают в «Древнейшей профессии», а у вас кислые мины и «чисто, как в трамвае».


Художественный руководитель Владимир Ушаков на первый взгляд, кажется, вполне благодушно дает дорогу молодым, но как только у тех возникают лишние амбиции — вежливо с ними расстается. Потому и имеем мы теперь если не театр одного актера, то театр одного художественного руководителя. Сам Владимир Васильевич, кроме СХТ, активно играет в эпизодах российских кинокартин. И если где–то его комическое обаяние выглядит довольно уместно, то, например, в полной драматизма картине Александра Миндадзе «Отрыв», кажется, не совсем подходящим к стилистике фильма, похожим по выражению одного из критиков на «белый стих».


На днях СХТ представил премьеру комедии «Родня» по пьесе Александра Вампилова «Старший сын». Зрители наверняка помнят, что «Старший сын» некоторое время назад уже шел в театре. Так что в данном случае следует оценивать не столько спектакль, сколько хитроумный маркетинговый ход художественного руководителя — упаковать старый продукт в новую обертку. Ход действительно удался. И если уж быть совсем дотошным и юридически подкованным, наверняка можно найти здесь повод для того, чтобы затянуть старую «шарманку» о защите прав потребителей и т.д. Представьте, зритель заплатил за билет, пошел на оригинальный продукт «Родня», а вместо этого ему подсовывают прежнего «Старшего сына». Правда, с новыми декорациями, и в качестве «приправы» теперь обещаны звезды сериала «Рыжая». Это, видимо, обозначенные в программке молодые актеры — Дмитрий Ратомский и Алексей Демидов. Честно говоря, сериал «Рыжая» видеть не доводилось. Из телевизионной программы видно, что идет он на канале ОНТ и рассказывает что–то из жизни современной молодежи... Этому симптому можно было бы и обрадоваться. Мол, все московские театры жалуются, что идет отток актеров из театра в сериалы, а у нас наоборот — в театр, к первоистокам. Но, вырвавшись из плена телевизионной оболочки, актеры продолжают гнуть свою линию и играют как будто очередную серию «Рыжей». А тут все–таки Вампилов. Какой–никакой классик. Если серьезно вгрызаться в этот орех, можно зубы поломать, поэтому лучше так — пунктиром, без погружения в материал...


Старика Сарафанова, как и в прошлом спектакле, с нотками добродушного Карлсона, снова играет сам Владимир Ушаков. Бог с ним, с фильмом Виталия Мельникова «Старший сын», где эту роль играл Евгений Павлович Леонов, но наш Сарафанов опять вышел неубедительный и комичный.


Где–то в омуте СХТ булькнул камешек, и опять стало тихо...



Комментарии: (0)   Рейтинг: