i=205
3693 - 3694 - 3695 - 3696 - 3697 - 3698 - 3699 - 3700 - 3701 - 3702 - 3703 - 3704 - 3705 - 3706 - 3707 - 3708 - 3709 - 3710 - 3711 - 3712 - 3713 - 3714 - 3715 - 3716 - 3717 - 3718 - 3719 - 3720 - 3721 - 3722 - 3723 - 3724 - 3725 - 3726 - 3727 - 3728 - 3729 - 3730 - 3731 - 3732 - 3733 - 3734 - 3735 - 3736 - 3737 - 3738 - 3739 - 3740 - 3741 - 3742 - 3743 - 3744 - 3745 - 3746 - 3747 - 3748 - 3749 - 3750 - 3751 - 3752 - 3753 - 3754 - 3755 - 3756 - 3757 - 3758 - 3759 - 3760 - 3761 - 3762 - 3763 - 3764 - 3765 - 3766 - 3767 - 3768 - 3769 - 3770 - 3771 - 3772 - 3773 - 3774 - 3775 - 3776 - 3777 - 3778 - 3779 - 3780 - 3781 - 3782 - 3783 - 3784 - 3785 - 3786 - 3787 - 3788 - 3789 - 3790 - 3791 - 3792 - 3793 - 3794 - 3795 - 3796 - 3797 - 3798 - 3799 - 3800 - 3801 - 3802 - 3803 - 3804 - 3805 - 3806 - 3807 - 3808 - 3809 - 3810 - 3811 - 3812 - 3813 - 3814 - 3815 - 3816 - 3817 - 3818 - 3819 - 3820 - 3821 - 3822 - 3823 - 3824 - 3825 - 3826 - 3827 - 3828 - 3829 - 3830 - 3831 - 3832 - 3833 - 3834 - 3835 - 3836 - 3837 - 3838 - 3839 - 3840 - 3841 - 3842
Афиши ММКФ всю неделю разительно контрастировали с расписанием остальных столичных кинотеатров: в Москве — лето, каникулы и безалкогольные напитки типа «кола», а на фестивале — мрачное, как питерское небо в конце ноября, кино.


Ленты, отобранные для конкурсных программ фестиваля, и внеконкурсные московские показы премьер, отметившихся в Берлине и Каннах, несмотря на разнообразие тем, сюжетов и режиссерских вывертов, поразили видавших виды московских зрителей настроением, близким к «чернушному».


— Такая жизнь, — внушал мне знакомый кинокритик, объясняя все высокие смыслы и эстетские месседжи, которые я как зритель должна была распознать в череде мрачных картинок, в широком ассортименте представленных на фестивальной неделе. Один гвоздь внеконкурсного показа ММКФ «Антихрист» фон Триера чего стоит. Фильм оказался, как говаривал поэт, кошмарнее, чем фантазии Гете! Забавно, что если досидевшие до конца зрители выходили из зала ошеломленные и несколько подавленные увиденным, то у кинокритиков горели глаза: вот он, катарсис высокого искусства.


Ответ на вопрос о том, какие сюжеты, темы и мифы подводят черту под докризисным периодом кинематографа России, прост. Пересмотрев фестивальный репертуар, нетрудно сделать вывод, что все российские ленты, составившие основную конкуренцию на ММКФ, представлены сложившимися в советское время режиссерами. И — так выходит — все они в своем творчестве «выдавливают» по капле из общества раба — хомо советикус. Фестивальные ленты — не первая и не последняя попытка переосмыслить далекую и не очень российскую историю. Давнишние события видятся как трагедия (внеконкурсный «Царь» П.Лунгина), оказии советской истории подаются в виде трагикомедии и весьма невеселого анекдота («Петя по дороге в Царствие Небесное» Н.Досталя и «Чудо» А.Прошкина). Получается, что российскому кинематографу и обществу до сих пор не удается расстаться с прошлым смеясь. Одна надежда, что жизнеутверждающие и оптимистические работы могут стать трендом посткризисного кино.


«Золотого Георгия» в воскресенье вечером вручили несколько растерянному режиссеру Николаю Досталю за фильм «Петя по дороге в Царствие Небесное». Автор был немало удивлен высокой награде. Его реакцию на приз запечатлели телекамеры и диктофоны сотен журналистов, присутствовавших на церемонии закрытия ММКФ. «Приз для меня — неожиданность. Я думал, что мы можем получить какую–то награду, но то, что это будет «Золотой Георгий», даже не предполагал. Считаю, что приз обязательно поможет моей картине — она в июле выходит в прокат. И интерес к ней, конечно, будет повышен», — заявил после награждения Николай Досталь.


Между тем трудно не согласиться с мнением о «Пете...» известного кинокритика Юрия Гладильщикова, назвавшего ленту «отличным антисталинским кино, устаревшим лет на 20». Ироническая ретрокартина рассказывает о местном Пете–дурачке с редким психическим отклонением, выражающемся в маниакальной страсти к порядку и дисциплине: он ходит по поселку с милицейской палкой и деревянным пистолетом, проверяет, регулирует и инспектирует. Фоном к этому квазисоветскому порядку служит эпоха 50–х прошлого столетия с культом личности, зэками и их надзирателями. Весь фильм — сеанс разоблачения мифов и идеалов того времени, каких немало уже снято за последние 20 лет.


Но черту под советским прошлым подводили на фестивале не только российские режиссеры. Фильм польского автора Вальдемара Кшистека «Малая Москва» со Светланой Ходченковой и Дмитрием Ульяновым в главных ролях многими гостями ММКФ назывался фаворитом фестивальной программы. Классическая мелодрама снята в лучших традициях характерного кино. Режиссер перенес на большой экран реальную историю трагической любви жены русского офицера и поляка, о ней в небольшом польском городе Легница жители помнят до сих пор...


Дмитрий Ульянов, сыгравший в фильме чеканную роль достойно переживающего свои профессиональные и личные неудачи военного летчика, рассказал «СБ», что «Малая Москва» в Польше зрителям очень понравилась. После показа ко мне подошли польские журналистки–телевизионщицы и осторожненько поинтересовались, не обидит ли фильм русских, ведь показанные в ленте офицеры–особисты ни на оправдание, ни на жалость рассчитывать не могут. Эх, девчонки, подумала, вы, видимо, еще российских кинофильмов ММКФ не видели!


Настоящим подарком и отдохновением души для фестивального зрителя — искушенного и простодушного — стал кинофильм «Джонни Д» (Public Enemies) режиссера Майкла Манна. Фильм о реальном персонаже американской гангстерской жизни, его играет Джонни Депп, снят с голливудским размахом и любовью к зрителю — чтобы ему, то есть нам с вами, было в меру страшно, нескучно и зрелищно. А что еще нужно усталому путнику летним вечером?..


Главный приз — «Золотой Святой Георгий» за лучший фильм — «Петя по дороге в Царствие Небесное», реж. Н.Досталь (Россия).


Специальный приз жюри — режиссер Александр Прошкин за фильм «Чудо» (Россия) по сценарию Юрия Арабова.


Приз за лучшую режиссерскую работу — Мариана Ченийо («Пять дней без Норы», Мексика).


Приз за лучшее исполнение мужской роли — Владимир Ильин («Палата № 6», реж. К.Шахназаров, Россия).


Приз за лучшее исполнение женской роли — Елена Костюк («Мелодия для шарманки», реж. К.Муратова, Украина).


Приз за вклад в мировой кинематограф — режиссер Резо Чхеидзе (Грузия).


Специальный приз за покорение вершин актерского мастерства и верность принципам школы К.С.Станиславского «Верю. Константин Станиславский» (посмертно) — Олег Иванович Янковский (Россия).

Прокат товаров для туризма в России и СНГ на сайте iLetYou.ru

Комментарии: (0)   Рейтинг: