i=1041
Эту самую главную белорусскую святыню уже много лет ищут дипломаты, священники и даже сотрудники КГБ.

Ведь согласно древнему поверью, если Крест находится на белорусской земле, здесь всегда будет счастье и благополучие

В 1161 году мастер Лазарь Богша по поручению праведной княжны из Полоцка Евфросинии изготовил чудесный крест. Перекрестившись, вывел на нем грозные слова: "Да не изнесеться из монастыря никогда же яко ни продати ни отдати. Ащо се кто преслоушаеть и изнесеть от монастыря да будтъ проклятъ святою животворящею троицею и святыми отцами". То есть всякий посягнувший на Крест подвергался страшному проклятию святой Троицы. Страшнее заклятия в то время не было!

Так 850 лет назад на нашей земле появилась уникальная реликвия, а вместе с ней и чудесное поверье: всё в Беларуси будет хорошо, пока сохраним Крест Святой Евфросинии Полоцкой.

Почти восемь веков берегли предки, как зеницу ока, заветный Крест.

Однако летом 1941 года он бесследно исчез. Из бронированной комнаты-сейфа Могилевского обкома партии, ключи от которой имелись лишь у тогдашнего директора Могилевского краеведческого музея Ивана Мигулина.

С тех пор следы Креста безнадежно потерялись. Но многие энтузиасты настойчиво искали главную реликвию и нашли ее следы. Корреспондент "Комсомолки" встретилась с людьми, которые уверены: Крест совсем рядом. Надо лишь сделать последний шаг.

Присвоить Крест не решился даже Иван Грозный

Мастер постарался на славу. Выточил из кипарисового дерева шестиконечный Крест высотой 51,8 сантиметра. Украсил золотыми и серебряными пластинами с эмалевыми изображениями святых, орнаментом, драгоценными каменьями.

Не забыл и про священные реликвии. Вложил в квадратные гнезда капли крови Иисуса Христа, частичку Креста Господнего, кусочек камня от Гроба Богородицы, части мощей Святых Стефана и Пантелеймона, кровь Святого Дмитрия.

Имело ли заклятье силу в многовековой судьбе Креста? Похоже, что да. Потому что хоть побывал Крест затем у русских царей в Москве, самый лютый из них - Иван Грозный, идя в 1563 году на Полоцк, взял Крест с собой. Покорив город, он вернул святыню на место - в келью преподобной Евфросинии Спасской церкви…

Чуть позже, в 1580 году, Крест был переправлен в Софийский собор.

Чего только ни придумывали монахи, чтобы уберечь его от жадных вражеских глаз! Прятали в укромных местах, заказывали копии, а в 1812 году, спасая от французов, замуровали в тайнике.

После революции драгоценные камни заменили стекляшками

В 1928 году специальная экспедиция во главе с директором Белорусского государственного музея Вацлавом Ластовским отправилась в Полоцк - разыскивать реликвию. И… чудо! Старинный Крест, реквизированный чекистами у церковников, пылился в местном финотделе. Правда, изрядно испоганенный: без "двух кусков золота" и "трех эмалей", с испорченными ликами святых на дубовом (?!) основании. Большой голубой камень, как записали по поручению Ластовского эксперты, был заменен на кусок обычного стекла.

Ластовский перевез находку в Минск, приложив детальное описание святыни. Этот документ впоследствии позволил некоторым исследователям выдвинуть очень романтичную версию: мол, мудрый директор Белгосмузея таким образом намекал будущим поколениям на то, что привез дубовую подделку. А подлинный кипарисовый Крест по традиции надежно спрятан верующими.

Ровно через год Белгосмузею приказали передать Крест в Могилевский музей. В Могилев собирались перенести из Минска столицу БССР, туда стекались все реквизированные в храмах ценности. Главную святыню поместили в комнату-сейф Могилевского обкома партии, оставшуюся еще от поземельного банка.



Белорусских искателей Креста Москва специально пустила по ложному следу?

Точной даты пропажи Креста никто не знает. Известно лишь то, что он исчез в первые дни войны. В пропаже обвинили немцев. Дело якобы обстояло так. Шел по улице немец и заметил через окно блеск золота. Приказал вскрыть двери комнаты-сейфа автогеном и нашел сокровища.

В послевоенные советские энциклопедии миф о глазастом фрице не вошел. А вот версия о вывозе Креста фашистами широко тиражировалась. Она очень устраивала партийно-советскую верхушку: на немцев тогда списывались многие музейно-культурные потери.

Но старожилы Могилева, пережившие оккупацию, настойчиво утверждали: немцы не вскрывали автогеном бронированную комнату. Двери ее всю войну оставались целыми. Значит, их открыли люди, имевшие ключ. Так, может, Крест вместе с другими раритетами все-таки удалось эвакуировать?

Работники Могилевского музея обратились с запросом в Эрмитаж. Оттуда пришел неожиданный ответ: белорусскую реликвию после войны продали на аукционе фонду Морганов в США!

Среди тех, кого волновала судьба пропавших ценностей, был и профессор Адам Мальдис. В 1990 году судьба свела его в Полоцке с сотрудником Эрмитажа Борисом Сапуновым.

- Это было на праздновании 500-летия Франциска Скорины, - рассказал Адам Иосифович. - Я, конечно же, завел разговор о Кресте. После настойчивых расспросов гость из Ленинграда неохотно признался: именно он писал ответ в Могилевский музей о продаже Креста Морганам.
Кликните для увеличения изображения.

- А вы спросили его, кто и как продал нашу реликвию американским богачам? - поинтересовалась я.

- Сапунов уходил от прямых вопросов. Все больше упирал на то, что белорусам вряд ли удастся вернуть попавшую в США реликвию.

Мальдиса такой крен в разговоре удивил, но тогда он искренне поверил в "американский след". А вскоре судьба предоставила профессору шанс проверить версию. Оказавшись осенью 1990 года на сессии ООН в Нью-Йорке, Адам Иосифович наведался в фонд Морганов и попросил показать каталог имеющихся ценностей. Увы, полученный ответ гласил: такого каталога не существует.

После этого Министерство иностранных дел Беларуси передало письменный запрос фонду Морганов. Вскоре Петру Кравченко, который возглавлял тогда наш МИД, пришел ответ: в музее фонда Морганов Креста нет.

В том же 1990 году белорусский журналист Александр Лукашук, также озаботившийся судьбой Креста, посетил в Нью-Йорке Рокфеллеровский центр и побеседовал с художественным экспертом Олив Брагози. Ответ вновь прозвучал неутешительный: в коллекции центра белорусской реликвии нет. Не дали результата и обращения журналиста к электронным досье ФБР.

Американский след, как и немецкий, оказался ложным. Это подтвердили и ответы Интерпола, который в 1991 году также подключился к поискам, зарегистрировав нашу святыню под номером 34-1130.

- Я пришел к выводу, что Крест Евфросинии Полоцкой следует искать не на Западе, а на Востоке. Сегодня я на девяносто процентов уверен: наша реликвия находится в России, - сказал Адам Мальдис.

Уверены в этом и другие энтузиасты, занимавшиеся поиском Креста. Например, генерал-майор КГБ Иван Юркин, возглавлявший специально созданный штаб по розыску святыни при Комитете по вопросам безопасности Союзного государства (в 2003 году Комитет расформирован. - Прим.авт.), а также сотрудник УКГБ по Могилевской области Сергей Богданович.

- Следы ведут в Россию. Но у нас не раз возникало ощущение, что Москва сознательно пускала белорусских следопытов по ложному пути, - признались участники поисков.

КСТАТИ

Версии, которые уже отпали

Мы насчитали их 14, а при желании можно и больше. Часть версий уже отпала. Например, что Крест пыталась вывезти команда Розенберга, занимавшаяся в годы войны на оккупированных территориях изъятием ценностей и зарывшая клад под Смоленском, не успев переправить его в Германию. В архивах Розенберга, которые доступны сегодня российским и белорусским исследователям, нет упоминаний о Кресте.

Не получил подтверждения и факт, что СССР отдал Крест и другие могилевские сокровища американцам в качестве оплаты по ленд-лизу.

В эпоху гласности помимо Морганов и Рокфеллеров в список потенциальных владельцев Креста попали также дети Берии, наследники других высокопоставленных чекистов, семейство Брежневых, музеи российской глубинки, а также священный Синод России, получивший Крест в качестве предмета религиозного культа.

ТОЛЬКО ФАКТЫ

* 140 гривен, в которые оценил в 1161 году мастер Лазарь Богша сделанный Крест, в то время представляли огромную сумму. Столько же налога собирал смоленский князь за год с отдельных областей.

* Крест Святой Евфросинии не раз покидал келью своей покровительницы, но всякий раз чудесным образом возвращался на место. В 1512 году царь Василий III увез его в Москву. В 1841 году Крест снова увезли в Москву и поместили в Успенский собор.

* Сохранился акт передачи Креста из Минска в Могилев, датированный 21 ноября 1929 года. Доставил реликвию сотрудник фельдъегерской связи ОГПУ Луговцов. По воспоминаниям довоенного сотрудника Могилевского музея Филипповича, Крест сразу же поместили в комнату-сейф размером три на пять метров и заперли на секретные замки двух стальных дверей: бронированной и решетчатой. Никому из простых смертных реликвию не показывали.
(Продолжение следует.)



Комментарии: (0)   Рейтинг: