i=207
3993 - 3994 - 3995 - 3996 - 3997 - 3998 - 3999 - 4000 - 4001 - 4002 - 4003 - 4004 - 4005 - 4006 - 4007 - 4008 - 4009 - 4010 - 4011 - 4012 - 4013 - 4014 - 4015 - 4016 - 4017 - 4018 - 4019 - 4020 - 4021 - 4022 - 4023 - 4024 - 4025 - 4026 - 4027 - 4028 - 4029 - 4030 - 4031 - 4032 - 4033 - 4034 - 4035 - 4036 - 4037 - 4038 - 4039 - 4040 - 4041 - 4042 - 4043 - 4044 - 4045 - 4046 - 4047 - 4048 - 4049 - 4050 - 4051 - 4052 - 4053 - 4054 - 4055 - 4056 - 4057 - 4058 - 4059 - 4060 - 4061 - 4062 - 4063 - 4064 - 4065 - 4066 - 4067 - 4068 - 4069 - 4070 - 4071 - 4072 - 4073 - 4074 - 4075 - 4076 - 4077 - 4078 - 4079 - 4080 - 4081 - 4082 - 4083 - 4084 - 4085 - 4086 - 4087 - 4088 - 4089 - 4090 - 4091 - 4092 - 4093 - 4094 - 4095 - 4096 - 4097 - 4098 - 4099 - 4100 - 4101 - 4102 - 4103 - 4104 - 4105 - 4106 - 4107 - 4108 - 4109 - 4110 - 4111 - 4112 - 4113 - 4114 - 4115 - 4116 - 4117 - 4118 - 4119 - 4120 - 4121 - 4122 - 4123 - 4124 - 4125 - 4126 - 4127 - 4128 - 4129 - 4130 - 4131 - 4132 - 4133 - 4134 - 4135 - 4136 - 4137 - 4138 - 4139 - 4140 - 4141 - 4142
С недавних пор ходить в питейные заведения по утрам может стать занятием не столь предосудительным с точки зрения общественной морали, как ранее. В субботу за дверями (вернее, за дверью — массивной, в «бункерной» стилистике) популярного за счет достойных вечеринок и доступного алкоголя клуба расположился сиротливый, но колоритный выводок посетителей. Эти дамы и (преимущественно) господа злостно пренебрегли главной заповедью любого заведения общественного питания: не приносить с собой еду и напитки. В качестве аперитива нарушители выставили на стол брошюры и томики с бумажными корешками, основным блюдом стали энциклопедии и солидные фолианты, которые не каждый желудок переварит, роль десерта исполнили горочки компакт–дисков и стопки dvd с непременным некоммерческим и махрово–интеллектуальным кинематографом.


Благая весть об акции «Книгообмен» была пущена по непостоянным волнам интернета и сразу же нашла массу сторонников. Каждый мог отрезать постылый ломоть от домашней библиотеки (видеотеки, аудиотеки) и осчастливить им своего ближнего в обмен на другие плоды человеческого разума. Условий было несколько: книга должна походить на книгу, а не на нечто, коротающее свой век в определенной части квартиры; Донцову не брать, Маринину не приносить; издание должно быть моложе 2000 года. Последний пункт, честно говоря, глуповат: старые книги, вообще старые вещи, могут оказаться гораздо интереснее, чем новые. За хороший сборник рассказов о Ленине авторства товарища В.Бонч–Бруевича я с удовольствием бы отдал все душещипательные разоблачения Чака Паланика, если бы у меня такие водились. Особенно все это интересно было бы для нашего города: пару букинистических магазинов на почти двухмиллионную столицу, несколько антикварных (положа руку на сердце вывеска «Ломбард» — их справедливый удел) и лабиринты минской барахолки «Поле чудес», требующие определенного мужества и настойчивости от охотника за древностями.


— С самого полудня столько народу? — спрашиваю я у администратора, наблюдая сквозь квасные кружева за десятком людей, явно пришедших с целью меняться.


— Да, примерно. Кто–то приходил, кто–то уходил. Мы сильно не рекламировали акцию. Это в первый раз, может, потом придет больше. Очень не хотелось бы, чтобы это был единичный случай.


К большому моему огорчению, менял действительно собралось немного. Впрочем, наблюдать за ними одно удовольствие. Склонившийся над известной «ультракультурной» серией книг в оранжевых обложках юноша из глубины капюшона бросает редкие взгляды на разрисованные граффити стены. Человек–усы а–ля Франтишек Богушевич косится на столик, оккупированный книгами на титульном языке нашей страны. Хорошие, кстати, книги, но их (то есть не просто те же издания, а именно эти книги) я уже наблюдал на книжных развалах неоднократно. Именно этот человек, видимо, распространил по закусочной любопытный перечень — коммерческое предложение под названием «БЕЛАРУСКIЯ КНIГI КНIГААБМЕН» с ремаркой «кошты па дамоўленасцi», то бишь «меняю на деньги». У самого входа на манер рыбной чешуи разложены диски, жизнерадостная компания, отчаявшаяся одарить кого–либо стопкой артхаусного кино, все активнее предпочитает пищу материальную духовной...


То, что «Книгообмен» «не выстрелил» сразу, разумеется, не признак того, что идея плоха или несовременна. Будем надеяться, что ружье это многозарядное, а у авторов идеи хватит и маркетинговой хитрости, и попросту терпения. Недостаток же внимания к подобным инициативам — зловещий симптом того, что мы стали скучнее, все меньше интересуемся окружающим нас миром и все меньше его понимаем.


В советские годы подобные книжные сборища пользовались попросту нездоровой популярностью, сейчас от них веет пикантным запашком маргинальности. Можно сыпать трюизмами на тему «информационные технологии и блага, которые они несут в каждый дом». Но за рубежом процессы интернет–обмена поставлены на куда более широкую ногу. Там громадное количество блогов, сайтов, форумов социальных сетей, с помощью которых можно обменять все — от вышитого бисером барахла до бесплатного ночлега в далеком незнакомом городе. Но в то же время, несмотря на весь тамошний высокотехнологичный «жир», непосредственный обмен, сохраняющий ауру и обаяние тех веков, когда денег не существовало, но были подарки и обязательный ответ на подарки (патлач), там просто процветает. Причем эта повсеместная мода на обмен, альтернативу капиталистическим отношениям, проявляется даже в играх. Оставляет какой–нибудь американский профессор на лавочке томик Маркса с соответствующим «письмом счастья» на форзаце, где разъясняется, что нашедший книгу обязан также сделать библиофильское пожертвование в публичном месте. Иначе тому явится призрак слепого библиотекаря Хорхе Борхеса и будет терзать жадину до скончания веков. И вот уже посетитель паба находит на стойке иллюстрированную биографию Троцкого, «забытую» тут местным студентом... И, разумеется, в каждом хостеле, вообще везде, где бывает молодежь, стоят полки с книгами на обмен.


Я окончил свой «Книгообмен» со смешанными чувствами. Просто невероятно приятно, что эти, в общем очевидные, идеи наконец начали посещать головы наших соплеменников. Что появилось пару заведений в Минске, где, кроме чая и водки, можно найти полку с журналами (желтеющими не в силу сомнительного содержания, а, так сказать, по естественным, временным, причинам) и книгами. Того и гляди, скоро можно будет читать за завтраком свежие газеты, как оно принято во многих европейских городах. С другой стороны, печально, что ряды престарелых библиофилов, трогательно впадающих в маразм, разрежены. А отроки, «в ночи глядящие эстампы», резво усвоившие папину библиотеку и теперь глотающие романы неблагонадежных во все времена авторов, — вид вымирающий.



Комментарии: (0)   Рейтинг: