i=1951
Мы встретились с известным искусствоведом Надеждой Усовой во время традиционного праздника поэзии и песни в Ракутевщине, филиале музея Максима Богдановича. Надежда приехала просто так, посмотреть, послушать... Потому что ей интересно. Надежда — из тех людей, которые, пользуясь безусловным авторитетом и обладая художественным вкусом, содействуют тому, чтобы духовная жизнь столицы не застывала, не расслаивалась на маленькие островки. Ее креативность как нельзя кстати на должности заместителя директора Национального художественного музея по научной работе.


— Надежда, я понимаю, что не всегда хочется рассказывать о незавершенных проектах... Но я, как и все, заинтригована книгой, над которой ты работаешь, — о культурной жизни Минска начала прошлого века. На каком этапе работы эта таинственная рукопись?


— На стадии завершения. К слову, эта книга должна стать продолжением замечательного исследования Таисии Карпович «Культурная жизнь Минска начала ХIХ века».


— Полтора года назад ты делилась с читателями нашей газеты своими открытиями... Что–то новое за это время появилось?


— Список художников, которые работали в Минске на рубеже XIX и XX веков. Их было много, но только о двадцати что–то можно написать... Мы по–новому открыли для себя Хаима Сутина. Нашлись сведения о минском периоде его жизни... Не менее интересный художник Михаил Кикоин, уроженец Гомеля, который окончил частную художественную школу Кругера в Минске и вместе с Сутиным уехал в Вильно, затем в Париж. Во Франции живет его сын, тоже художник, так что, возможно, удастся договориться о выставке в Минске картин Кикоина... Еще открытие — художник из круга Сутина Сэм Зарфин. Жил в Смиловичах, закончил жизнь во Франции, был масоном...


— Кто–то может спросить, имеем ли мы право называть этих художников своими, если их творческое становление произошло за пределами Беларуси?


— Но здесь они провели детство, юность, а это очень важно для мироощущения художника. Все учились в Вильно, многие прошли через знаменитую школу Кругера. Мы должны включить их в «круг» искусства Беларуси!


— Но культурная жизнь города — это не только художники...


— Да, хочется поймать genos loci города, витающий в старой архитектуре Минска конца XIX — начала ХХ века, которой сохранилось до обидного мало. Ведь каждый дом был легендой. И о минских архитекторах того времени известно очень мало. Скажем, у нас был великолепный Виленский вокзал... Но я пока не нашла сведений об авторе проекта. Кто проектировал церковь Казанской Божьей Матери, которая стояла возле железнодорожного вокзала?.. Но суть «минской Атлантиды» в том, что чаще всего многое остается неизвестным, поскольку документы находятся в архивах других городов.


— Интересно услышать о домах–легендах...


— Граф Кароль Чапский, будучи минским головой, купил дом некоего Гаусмана. Я удивилась: почему бургомистр покупает дом у какого–то Гаусмана? Выяснилось, что Гаусман был шляхтичем, секретарем правления дворянского собрания в Минске. После восстания 1863 года царская власть потребовала у местной шляхты документы на подтверждение дворянства. Если кто–то не мог их предоставить, его наследство становилось налогооблагаемым. Этот секретарь правления был настоящим знатоком архивов, обладал великолепным почерком и умел копировать любой документ. Подделывал родословные, печати. И брал за это мзду... И вот так этот Гаусман и построил себе фольварк. Да еще беседку в парке, где принимал посетителей!


— Неужели все сошло ему с рук?


— В конце концов все открылось. Но Гаусман заявил, что он — коллекционер и печати, найденные у него, — старинные. Тюрьмы избежал... Его дом, называвшийся позднее «дворцом Чапского», стал домом дворянского собрания, там состоялось и первое заседание Общества любителей изящных искусств. Но, к большому сожалению, был снесен в 1939 году, на его месте построили здание ЦК компартии.


Однако такие истории и создают городскую атмосферу. Прошло 80 лет, а мы живем в совершенно другом городе. Ведь он даже на наших глазах меняется... Сейчас, например, я увлечена фотографированием. Фотографирую уголки старого Минска, дворики, обычные дома. Ведь не знаешь, что может исчезнуть... Кстати, я заметила: вопреки консервативной репутации Минска в нем не приживались официальные памятники, особенно вождям. Поставили памятник Александру II — простоял всего 17 лет. На его месте установили памятник народовольцу Гиршу Леккерту — пробыл пару лет. Поставили памятник Ленину перед Купаловским театром — продержался два года. Памятник Сталину «прожил» 8 лет... «Долгожитель» — только памятник В.И.Ленину на площади Независимости, и то его демонтировали в войну...


А еще мой Минск — это город, стоящий на кладбищах...


— Это можно сказать о любом древнем городе...


— Дело в том, что у нас не сохраняются древние захоронения. Стадион «Динамо» стоит на еврейском кладбище. Дворец искусств построен на кладбище, где хоронили жертв эпидемий холеры. Центр города — сплошной мемориал: памятник «афганцам» на «острове слез», памятник детям, погибшим в метро... А вот знака в память битвы на Немиге, описанной в летописи, от которой в общем–то отсчитывается история города, нет.


— Кстати, в городском фольклоре прижилась новая легенда: будто все эти наводнения, которые затапливают Минск, вызваны тем, что Немигу «похоронили живьем» в земле. И пока ее не «выпустят», город будет затапливаться. Хотя в общем–то именно Немига еще 100 лет назад «топила» город...


— Мало мы знаем и об истории железной дороги, которая изменила судьбу города. Меня, например, удивило, что начальником Виленского вокзала был назначен студент московского университета. Поезда курсировали через Минск в Варшаву, Париж... Любой белорусский помещик мог позвонить из своего имения, например, в Варшаву, известному доктору по детским болезням. Тот садился с чемоданчиком в поезд и уже через 24 часа был в этом имении и консультировал больного... Железная дорога дала работу интеллигенции. Плюс бесплатные билеты. Имеющие их могли посещать все премьеры и художественные выставки в Москве, Петербурге, Варшаве. Привозили оттуда новации... Художник Кудревич, например, вспоминал, что он, как телеграфист, тоже имел бесплатный билет на проезд в поезде и бывал на всех выставках в Москве... Так что про «минскую Атлантиду» нам узнавать еще долго.



Комментарии: (0)   Рейтинг:
Средняя оценка участников (от 1 до 10) : Пока не оценено   
Проголосовавших: 0