i=2184
Не знаю другого современного российского писателя, творчество которого бы воспринималось настолько полярно: то сплошные «плюсы», то сплошные «минусы». Его фамилия много лет с завидным постоянством возглавляет самые различные книжные рейтинги, и только ленивый критик не прошелся язвительно по его творчеству, особенно по тому, которое касается давней и недавней истории государств. Он выдает на–гора увлекательнейшие фэнтези, детективы и «боевики», скрупулезно исследует биографии известнейших людей и в то же время имеет за плечами всего лишь десятилетку. Весь остальной нешуточный багаж поистине энциклопедических знаний — результат самообразования. Такой вот человек–парадокс.


Сразу честно признаюсь, что прочитала из Бушкова почти все, а с 2004 года активно тусуюсь на его официальном сайте, ласково прозванном нами «Шантара». Совсем недавно на «Шантару» пришел и сам Александр Бушков, активно дискутируя с форумчанами на самые разные темы.


— Сан Саныч, — осторожно спросила я в одной из веток. — Как насчет интернет–интервью для газеты «СБ»?


— Зачем интернет? — мгновенно отреагировал Бушков. — Просто позвоните мне в Красноярск...


Он оказался совсем не таким, как я ожидала. Говорил медленно, тщательно обдумывая ответы. Даже шутил так же, словно предварительно проговаривал в уме слова, казалось, что он пробует их на вкус...


— У вас достаточно хороших книг. Жанровые пристрастия настолько разные, что трудно представить, что все это написал один человек. Есть что–то, что вы еще не «зацепили»?


— Много всего... Сентиментальный женский роман, например, — шутит он.


— Темпа вы не снижаете...


— Служба есть служба. Я и
сегодня могу сказать, над чем буду работать, скажем, через два года в этот день. У меня надолго все расписано.


— А с какого возраста вы пишете?


— С 20 лет. Вот просто в 20 лет сел и написал первую книгу. Головой, наверное, ударился...


Тут следует пояснить, что сам Бушков свое стремление сотворить что–нибудь фантастическое–фэнтезийное, возникшее в 20–летнем возрасте, назвал «полумистическим зовом», несколько странным для окончившего обычную десятилетку парня из простого советского города Абакан. Впрочем, поработавший тогда и доставщиком телеграмм, и грузчиком, и страховым агентом, и рабочим в геодезической экспедиции Бушков ни о чем не пожалел. А отсутствие академического образования считает скорее достоинством, чем недостатком.


— Склонность к историческим исследованиям, политический анализ — откуда это?


— За много лет появились определенные наработки, и я решил их представить читателям. А вообще интерес к истории у меня давний, очень давний.


— Много же копий сломано в пылу споров об этой стороне вашего творчества...


— Самый главный прием наших критиков заключается в том, что якобы все было тихо и спокойно, и вдруг в ХХ веке появился некий сумасшедший, переписавший все и вся. На самом деле процесс исправления истории длится уже по меньшей мере лет 400. И в нем, какое столетие ни возьми, замешаны очень громкие имена начиная от Болингброка и заканчивая русской скептической школой профессора Каченовского. Так что я просто продолжил то, что длится уже четыре сотни лет.


— В чем же секрет успеха от Александра Бушкова?


— Работать надо. Вот мой тезка Александр Дюма оставил 5 — 6 великих произведений. А полное собрание его сочинений составляет 301 том. Я пробовал читать кое–что — макулатура, до конца не осилил. Но если бы у Дюма не было этих трех сотен томов, возможно, не было бы и пяти великих книг. Правда, до Дюма мне пока далеко, я написал всего лишь 53...


— Вы наблюдаете за современными литературными процессами? Читаете тех, кто работает с вами в одной литературной плоскости?


— Нет, мне это неинтересно. Я вообще не понимаю этого фарса: процессы, рейтинги. Мне некогда этим заниматься. И современную литературу я практически не читаю. У меня 15 томов Диккенса на очереди стоят, Вальтер Скотт не прочитан. Вот это была великая литература. Так, как работали они, мы никогда не сможем. И ваш Короткевич, кстати, не прочитан.


— Жаль...


— Да вот до сих пор ругаю себя, что не купил в свое время его восьмитомник, когда был в Беларуси. Тогда объявлялась подписка, но я решил, что не дождусь полностью ее выхода. Не знал, что почти 3 года в Беларуси проживу.


— Вы читаете по–белорусски?


— Легко.


— А любимые места в нашей стране есть?


— Нельзя сказать, что я так уж все объездил. В основном вокруг Минска: Раков, Свислочь. Но вообще–то я очень давно в вашей стране не был, хотя в начале 90–х частенько гостил. В России с книгопечатанием тогда было сложно, вот первые мои книги и шли через Беларусь. А еще ящиками книги в букинистических магазинах скупал, было дело. Шикарные польские детективы!


— Говорят, что ваши корни — из Беларуси...


— Да, с одной стороны — ополяченные белорусы, с другой — польская шляхта. Мама с бабушкой уехали в 1952 году. Были староверами, родом из–под Ветки. Крепко подозреваю, что и отец родом из Беларуси.


— Интересуетесь процессами, которые происходят в Беларуси?


— Весь процесс в одном — у вас все, слава Богу, спокойно. Вы, кстати, наверное, единственное в СНГ государство, где еще можно издаться за государственный счет. Это, на мой взгляд, говорит о многом.


— Александр Александрович, последний вопрос, традиционный. Над чем вы сейчас работаете?


— Конкретно сейчас над «жандармским сериалом». Есть идеи парочки новых романов. Это будет нечто непохожее на то, что я писал раньше. Но рассказывать подробно не буду. Пока еще преждевременно...

Комментарии: (0)  2 Рейтинг:
Пока комментариев нет