»Новости культуры / Психоатака
»
  http://bresttheatre.com/page.php?id=279

Автор: , Отправлено: 2009-10-06 11:34.
Marilyn Manson The High End of Low («Высокая степень низкого») (16 треков)

СD–обзор ушами Сергея Пукста

Marilyn Manson The High End of Low («Высокая степень низкого»)

(16 треков)


Традиция театрализованных рок–выступлений и, в частности, шок–рок перформансов существует достаточно давно. Минские зрители так и не увидели выступление самого заслуженного шок–рокера планеты Элиса Купера, который является даже не крестным папой, а, скорее, крестным дедушкой Мерилина Мэнсона.


Надо отдать должное последнему: благодаря удивительной визуальной отдаче он превратил свое тело в невиданный доселе артефакт. Начиная с середины девяностых, благодаря имиджу, текстам и музыке он смог позиционировать себя в обществе потребления таким образом, что рядовой американец до сих пор воспринимает его как воплощение абсолютного зла. Подобного рода популярность стоила недешево. Музыканта неоднократно обвиняли в том, что под влиянием его музыки в США происходили те или иные злодеяния (в частности, печально известный расстрел школьниками своих одноклассников в городке Колумбайн).


Все это, безусловно, понятно и, возможно, об этом необходимо помнить, когда слушаешь этот диск. Но CD надо слушать — визуализировать артиста он не в состоянии, и примерно с середины The High End of Low не оставляет ощущение, что ты слушаешь эклектичную и неоднородную музыку к спектаклю под названием «Группа Мерилин Мэнсон».


Стоит отметить, что группа чрезвычайно подвижна в своих стилистических пристрастиях. Музыка меняется от диска к диску, и даже в рамках данной работы музыканты умудряются поиграть в нескольких жанрах. Мэнсон по поводу этого альбома сделал вполне ожидаемое заявление в том духе, что материал будет «чрезвычайно жестоким». Учитывая, что музыкант является специалистом по «психоакустике» — неслышным аудиосигналам, которые оказывают влияние на мозг, воспринимать диск я начал с известной осторожностью. Первая относительно спокойная песня Devour («Пожирать») сменяется мощной, но угнетающе предсказуемой в развитии следующей композицией, которая, несмотря на зловещий текст, представляет собой утяжеленный глэм–рок. Четвертая по счету Four Rusty Horses («Четыре ржавые лошади»), начинаясь как тяжелый блюз, предполагает некоторое развитие, превращаясь в припеве в достаточно убедительный гимн. Тогда как сквозь следующую песню, созданную в жанре своеобразно понятого бурлеска, пробивается тот же, но уже немного утомительно угрюмый дух. Дослушать диск–то я, конечно, дослушал, но смысла описывать все композиции, честно говоря, не вижу. Музыкальная часть у группы вообще состоит из вполне предсказуемых то медленных, то молотобойных блоков. Как музыку «зарядили» в самом начале, так она, как правило, идет и заканчивается. Если это моторный хард–рок, то он такой избыточно моторный и тяжелый, что с первых тактов можно расслабиться и новостей не ждать — ближайшие 3 — 7 минут будет честно исполняться то, что было заявлено вначале. Думаю, это во многом и обусловливает атмосферу беспросветности, в которую загоняется тот, кто решается это слушать. И я не исключаю, что в силу этой безвариантности заклинания солиста действительно оказывают воздействие на подвижную психику некоторых подростков.


С одной стороны, с точки зрения публично визуальной Брайан Уорнер (настоящая фамилия артиста) делает все правильно. У него на пару с самим Дэвидом Боуи один клипмейкер. В свое время он женился на знаменитой манекенщице, любимице скандально известного модельера Вивьен Вествуд, Дите фон Тиз (широкому зрителю, возможно, запомнилось ее появление в ходе выступления Германии на «Евровидении»). Мэнсон также исполняет огромное количество чужих песен, которым его брутальный имидж без особых усилий придает инфернальный оттенок (одним из его хитов является песня группы «Юритмикс» Sweet Dreams («Сладкие мечты»).


С другой стороны, головой понимая концептуальную задачу отбойным молотком из гитары, бас–гитары, клавиш, барабанов загнать свои идеи как можно дальше в подкорку слушателя, чувствуешь, что во всем этом не хватает одной весьма существенной детали.